Полная версия

Biznes Alert: зима будет суровой, а газовая гибридная война уже началась

  14 сентября 2021, 18:50 711
Суровая зима и полярный вихрь
Полярный вихрь — это особый циклон, формирующийся над Северным полюсом и приносящий зимой в Северное полушарие холода. Если область низкого давления над Арктикой, оказывающая влияние на Северную Америку, Европу и Северную Азию, выдавит холодный воздух на юг, зима может оказаться суровой. Метеорологи ожидают, что в зимнем сезоне 2021-2022 мы столкнемся с этим явлением, температура и давление в Северном полушарии начали снижаться уже сейчас.
Это плохая новость для газового сектора, который страдает от рекордно высоких цен на сырье, взлетевших на европейских биржах до 700 долларов за 1 тысячу кубометров. Они достигли самого высокого уровня в истории, а резкое похолодание и его последствия в виде роста спроса на сырье могут лишь подстегнуть имеющиеся тенденции.
Целенаправленное снижение Газпромом объема предложения в Западной Европе дополнительно усугубит проблемы, а, следовательно, начнут громче звучать аргументы о необходимости запустить «Северный поток — 2», несмотря на преграды в виде газовой директивы ЕС, обязывающей распространить на эту магистраль антимонопольное законодательство, и американские санкции, которые пока мешают провести техническую сертификацию.
Украинский газовый сектор неофициально признает, что хотя Нафтогаз имеет в хранилищах позволяющие без дефицита пережить зимний сезон 20 миллиардов кубометров сырья, существует вероятность возникновения неожиданных инцидентов, как пожар на заводе в Новом Уренгое, из-за которых поставки российского газа через украинскую территорию окажутся ограничены или приостановлены. Такая проблема приведет к дальнейшему росту цен топлива и поставит под вопрос бесперебойные поставки в Европу, а, следовательно, вновь заставит заговорить о запуске «Северного потока — 2».
Собеседники портала «Бизнес алерт», пожелавшие сохранить анонимность, не питают иллюзий: «Существует большой риск того, что в отношении газотранспортных сетей на Украине будут предприняты действия гибридного характера. Один инцидент может полностью заблокировать поставки», — предостерегает высокопоставленный представитель украинского газового сектора.
Повышение газовых цен на Украине грозит также обернуться политическими последствиями. Поставки газа на Днепр имеют существенное значение не для электроэнергетики, как в Польше, а для теплоэнергетики. Газовый кризис в период появления полярного вихря угрожает повышением цен и возникновением проблем с поставками тепла, а на этой почве может возникнуть политический кризис. В сочетании с разочарованием действиями Запада в контексте российской агрессии в Крыму и в Донбассе, а также спора вокруг «Северного потока — 2», тот позволит укрепиться антизападным силам в Киеве. Прозападный лагерь, объединенный фигурой президента Зеленского, кажется сильным, но у него нет ресурсов, которые бы позволяли сформировать самостоятельную политическую позицию. Если новый газовый кризис в разгар отопительного сезона 2020/2021 года приведет к приходу к власти пророссийских объединений, Москва сможет говорить об успехе своей газовой политики, ведь та нацелена в первую очередь на достижение именно таких целей, а не на получение максимальной прибыли.
Возникновение ценового кризиса и дефицита сырья на Украине становятся тем более вероятными, что строительство «Северного потока — 2» подошло к концу. Есть два возможных сценария развития событий. Первый из них «экстремальный»: россияне могут спровоцировать кризис, чтобы обрести аргументы в пользу запуска газопровода без учета европейского законодательства. Однако они могут также подождать до его ввода в эксплуатацию и спровоцировать кризис уже тогда, зная, что клиенты из Западной Европы не пострадают, поскольку у них будет альтернативный маршрут поставок. Значит, нам следует подготовиться к возможным перебоям с поставками и задержать запуск «Северного потока — 2» до окончания переговоров о судьбе транзита газа через украинскую территорию в период, когда утратит силу действующий до 2024 года договор с Газпромом.
Перспектива того, что в ближайшие три года украинцев будет защищать транзитный договор, не должна нас успокаивать. Принцип «бери или плати» обязывает Газпром оплатить поставки через Украину, но не физически пересылать газ. Теоретически россияне могут хоть завтра перекрыть вентиль, одновременно снизив давление в украинской системе до такого уровня, который будет угрожать стабильности поставок в Европу. Украинцам нужно будет гарантировать сохранение необходимого для работы газопроводов уровня технического газа, но без транзита из России сделать они этого не смогут. Возникнет перспектива дестабилизации, кроме того, россияне вновь заговорят о том, что Украину нельзя назвать стабильным транзитным государством. Тем временем российская сторона может запустить «Северный поток — 2», не проводя его сертификацию, даже если ей придется заплатить за это штраф. Она будет душить газовый сектор на Днепре, шантажируя Европу и вынуждая провести такие политические изменения, которые соответствуют интересам Кремля. Возникнут также условия для новых военных действий в отношении Украины. Из моих разговоров с представителями украинского газового сектора следует, что украинцы всерьез относятся к такому сценарию. К сожалению, Киеву так и не удалось снизить зависимость от транзита российского газа.
Польша, Украина и США о СПГ и атоме
Запад еще до начала отопительного сезона должен дать ответ в виде решительной политики, ориентированной на поддержку Украины в связи с риском политической дестабилизации и нападения на эту страну. Разговоры о неофициальном предложении США и Германии по «Северному потоку — 2», то есть о помощи украинцам в процессе энергетической трансформаций и развитии рынка водорода, выглядят второстепенными, ведь Киеву нужны четкие гарантии безопасности и поддержки в области обеспечения бесперебойных поставок газа. Иначе, если Россия вновь пойдет в наступление, западные страны, имея альтернативный маршрут в виде «Северного потока — 2», не будут склонны к решительной реакции.
Украинцы предлагают заключить договоры на мощности украинских газопроводов с компаниями из Германии и других стран. Если европейцы инвестируют средства в инфраструктуру, они сами будут заинтересованы в стабильности. Газпром, в свою очередь, получит аргумент в пользу сохранения транзита через Украину, раз это будет соответствовать желанию его клиентов. Перспектив появления управляющего украинскими газопроводами консорциума с участием западного капитала пока нет, так что договоры на мощности труб и хранилищ выглядят компромиссным вариантом. Следует также заняться продвижением поставок СПГ из США через Польшу в рамках союза, о котором мы уже неоднократно писали. Действий, о которых говорил спецпосланник США по «Северному потоку — 2» Амос Хохштейн (Amos Hochstein) в беседе с польскими журналистами, недостаточно. Следует использовать трехсторонний политический формат Варшава — Киев — Вашингтон, появившийся еще при администрации Трампа, и создать реальные инструменты, как дополнительное финансирование газопровода Польша — Украина или иного проекта, позволяющего реализовать поставки из Свиноуйсьце (а в будущем сырья, идущего по газопроводу «Балтик пайп») на Днепр, а также снизить зависимость Польши и Украины от голубого топлива посредством развития сотрудничества в ядерном секторе с участием компании «Вестингауз», которая продвигает в наших странах атомные технологии. Наличие политической воли должно способствовать скорейшему появлению соответствующих решений.
Следует также использовать Энергетическое сообщество для консультаций с Еврокомиссией, которая должна принимать участие во всех переговорах вместо Германии, поскольку та занимает предвзятую позицию. Правда, даже Берлин одобрил выдвинутую Киевом идею обсуждения «Северного потока — 2» в рамках Сообщества. Следующая область активности — это Суд Европейского союза, который уже вынес ряд решений в пользу клиентов Газпрома, ограничив функционирование газопровода (например, подтвердив необходимость распространить на него требования газовой директивы).
Следует также реагировать на угрозы из сферы «жесткой» безопасности, создаваемые российским концерном. Нужно задаться вопросом, не создает ли зависимость от России в газовой сфере в свете приведенных выше фактов военные риски для ЕС и НАТО. Переговоры о новом формате взаимодействия не должны вестись под давлением россиян, которые, судя по всему, уже начали газовую гибридную войну против всего западного мира.
Источник
Новости партнеров