Полная версия

Duvar: Путин — главный за столом переговоров

  13 января 2021, 16:50 482
11 января у президента России Владимира Путина было два важных гостя в Кремле: президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Лидеры двух стран встретились по призыву Москвы впервые после подписанного 10 ноября соглашения о прекращении огня. Трехсторонний саммит был нацелен на преодоление проблем, ставящих под угрозу соглашение, которое было достигнуто между сторонами для того, чтобы положить конец войне. Поэтому Путин провел с двумя лидерами как совместные переговоры, так и встречи один на один. После переговоров лидеры предстали перед прессой и объявили общественности о подписанном заявлении.
О чем говорит заявление, принятое по итогам трехстороннего саммита? Как оно было воспринято сторонами? Чем примечательна фотография, опубликованная с саммита? Какой сигнал дает Кремль региональным и внерегиональным игрокам? На этой неделе мы будем искать ответы на эти вопросы.
Решенное на саммите и отложенное
Согласно заявлению, обнародованному после мини-саммита в Москве, в целях принятия конкретных шагов для строительства экономических связей и развития инфраструктурных проектов в Нагорном Карабахе будет создана рабочая группа под руководством членов правительств трех стран. До 30 января 2021 года рабочая группа проведет первое заседание. Будет сформирован перечень основных направлений работы, при этом установлено в качестве приоритета обеспечение железнодорожного и автомобильного сообщения. Иные направления этой работы будут определены по согласованию между тремя государствами.
Из слов Пашиняна, выразившего сожаление о том, что вопрос военнопленных решить не удалось, становится понятно, что некоторые направления были обозначены в заявлении, а какие-то оставлены на потом. Однако тот факт, что Алиев и Пашинян подчеркнули возрождение их веры в урегулирование проблемы в Карабахе, показывает, что лидеры все же остались довольны этой встречей. Из выступлений лидеров обратило на себя внимание заявление Алиева о том, что благодаря присутствию российских сил в регионе нет серьезных поводов для беспокойства. Более того, Алиев сказал: «Все это вселяет уверенность в том, что, как сказал Путин, нагорно-карабахский конфликт остался в прошлом, и мы должны думать о будущем». Иными словами, отсылка, сделанная азербайджанским лидером к речи Путина, дает представление о положении России за столом переговоров. Однако, чтобы понять это положение, необходимо также обратить внимание на начало переговоров и подготовку стола.
Таков российский стол
Один кадр этой встречи, нашедший отражение в СМИ, в очередной раз заставляет обратить внимание на переговорные процессы в дипломатии. В этом смысле всегда были важны место переговоров, стол и форма рассадки гостей. Важность обеспечения равенства между сторонами на дипломатических переговорах напоминает инцидент, произошедший с Исметом Инёню (İsmet İnönü), представлявшим Турцию на переговорах по Лозаннскому договору. На переговорах, начавшихся 20 ноября 1922 года, Исмет Инёню возглавлял турецкую делегацию, и случай, имевший место здесь, вошел в историю дипломатии. Зайдя в зал от имени Турции, Инёню увидел, что кресла, приготовленные для него и других делегаций, отличаются. Кресло, отведенное Турции, было меньше. На вопрос о причине этого Инёню получил ответ: найти кресло такого же размера не удалось. В этой ситуации Инёню весьма спокойно сказал: «Когда найдете, тогда я и войду в зал». В конечном счете кресло было найдено, Инёню зашел, и переговоры продолжились. Как можно понять из этого примера, обстановка переговоров, начиная от размеров кресла и заканчивая тем, как стороны будут сидеть, определяется в соответствии с положением участников, представляемой ими стороной и предметом обсуждения. С учетом этого факта взглянем на саммит в Москве.
На фотографиях, попавших в распоряжение прессы, видно, что на трехсторонней встрече лидеры России, Азербайджана и Армении сидят на одинаковых стульях. Кроме того, поскольку Россия выступает в качестве посредника, Путин находится на равном расстоянии от обеих сторон. Рассадка и сидения — в порядке, но это не все. На изображениях у Путина руки на столе, в то время как у двух других лидеров — нет. Иными словами, положить руки на стол непросто. Когда мы смотрим на положение головы, рук каждого из лидеров, мы понимаем, что Путин выглядит не как посредник, а как руководитель, который дает указания. Так о чем же сигнализирует нам этот кадр? Что говорит Россия?
Фотография, с одной стороны, демонстрирует положение России в регионе, который она называет своим задним двором. Это значит следующее: «Если здесь возникает война, конфликт, для решения приезжают в Москву, и в Кремле достигается прогресс». Во-вторых, Россия также показывает как странам региона, так и глобальным игрокам, что она обладает не только военной, но и дипломатической силой в регионе. Это сигнал: «Смотрите, что бы ни происходило, мы по-прежнему остаемся адресом решения проблем, стороны проблемы слушают нас и держат руки под столом».
О чем говорит саммит: высшие интересы России и ваше место за столом
После проведенных переговоров Путин в своем выступлении дал следующий сигнал: «Реализация соглашений пойдет на пользу как азербайджанскому, так и армянскому народу и, без всяких сомнений, пойдет на пользу региону в целом и интересам России».
Обращает на себя внимание акцент Путина на «интересах России». Употребление Путиным такого словосочетания — а оно выбрано не случайно — становится воплощением слова старшего лидера, одного из принципов России во внешней политике.
Анализ российских внешнеполитических доктрин (публикуются как правило регулярно каждые четыре года) позволяет увидеть, что одним из самых примечательных принципов является «прагматизм». В направлении данного принципа в доктрине приводятся следующие положения. Основной целью внешней политики является защита национальных интересов Российской Федерации. В этой связи Российская Федерация в глобальном и региональном масштабе проводит двусторонние, многосторонние переговоры, переговоры на уровне международных организаций, придерживаясь этого принципа. До упоминания этого принципа подробно говорится о значении, которое Россия придает международному праву, с отсылками к порядку ООН, однако практически во всей доктрине можно видеть следы прагматизма. Одним словом, Россия говорит: «Моя первоочередная задача — делать шаги по защите собственных интересов в соответствии с упомянутыми правовыми основаниями».
Принцип прагматизма важен с двух точек зрения. В первую очередь это прямое, без хождения вокруг да около, заявление о том, что «меня заботят мои интересы». Во-вторых, этот принцип говорит: «Когда вы слышите от меня обращения „мой друг", „товарищ", „любимый лидер", не считайте себя особенным. Для меня обращения важны, но не так, как мои интересы»…
Исходя из дидактических формулировок в официальных документах, можно понять, что значат произнесенные Путиным после трехстороннего саммита слова: «Это соглашение пойдет на пойдет на пользу и обоим государствам, и региону, и Российской Федерации». Россия в своих документах и доктринах показывает, как чувствительна для нее тема ближнего зарубежья. Мы видели это во время войны в Грузии в 2008 году, во время аннексии Крыма в 2014 году. Ожидание того, что позиция России по Нагорному Карабаху будет иной, происходит от недостаточно полного понимания российской внешней политики.
Собственно говоря, размещение российских сил в Нагорном Карабахе, их присутствие здесь на длительную перспективу, тот факт, что Россия была вовлечена в процесс с самого начала войны и до конца боевых действий иногда открыто, а порой закулисно и кое-где позволяла сторонам сводить счеты друг с другом, — все это открыто показывает как теоретические, так и практические рамки отношения к проблеме. И в этой связи, возвращаясь снова к фотографии с саммита, можно видеть, что у некоторых отношений, которые кажутся равноправными, на самом деле есть и иерархическая составляющая, о чем свидетельствуют, хотя и не слова, но мимика, жесты.
Если же мы вернемся к сигналу за российским столом, важнейший момент, на который следует обратить внимание государствам, желающим иметь право голоса в регионе, заключается в том, что в ближнем зарубежье России все дороги ведут в Москву и в конце этого пути вас ждет Кремль, взвесивший свои интересы. Поэтому в соответствии с российским прагматизмом вас могут пригласить за стол, выгнать из-за него или не поставить вам не то что стула, даже табурета… В заключение вспомним нашего мастера Эдипа Джансевера (Edip Cansever, турецкий поэт (1928 — 1986) — прим. ред.): «Вот так стол».
Источник
Новости партнеров