Полная версия

Какой Россия видит войну будущего

  16 апреля 2018, 17:40 619
Речь, с которой 24 марта вступил начальник Генерального штаба российских вооруженных сил Валерий Герасимов, осталась в Польше практически незамеченной. Между тем, выступление в Академии Генштаба имело в этом году особое значение: это новая версия доктрины, носящей имя того же генерала, которая показывает, как будет выглядеть политика Кремля на следующем этапе. Такой вывод позволяет сделать контекст: в марте прошли выборы, позволившие Путину остаться на президентском посту еще на шесть лет. К выступлению Герасимова следует присмотреться внимательнее, поскольку россияне в последнее десятилетие научили мир, что иногда они делают именно то, о чем заявляют, в особенности это касается темы применения силы.
Многомерный конфликт с США
То, что выступление главного российского военного перед товарищами по оружию, носило доктринальный характер, свидетельствуют два момента: в речи практически не затрагивались вопросы, связанные с учениями или конкретными планами по модернизации армии, а одновременно ее содержание было тесно взаимосвязано с российской оборонной стратегией и внешней политикой.
Сначала Герасимов обрисовал расклад сил в мире, где, источником всех бед (дестабилизации, конфликтов, неравенства) выступает, разумеется, политика Соединенных Штатов, а в особенности стремление Вашингтона сохранить за собой роль мирового гегемона. Россия, продолжал генерал, принадлежит к числу стран, которые не приемлют американского диктата, и поэтому конфронтация будет неизбежна. Сейчас она разворачивается в дипломатической, экономической, культурной и информационной сферах.
Конфликт между США и Россией приобретает более широкий контекст, поскольку американцы привлекают к сотрудничеству союзников и оказывают давление на другие страны под лозунгом защиты демократии, нарушая нормы международного права. При этом важную роль в политике Запада играют угрозы применения военной силы.
В этой риторике нет ничего нового, западной аудитории она даже успела в какой-то степени наскучить, однако, на россиян (в особенности на представителей военно-промышленного комплекса) она продолжает производить впечатление. Россия, которую взяли в кольцо НАТО и США, — это излюбленный образ российской пропаганды, который используется для оправдания экспансионистской внешней политики. Опорой для нее служат применение военной силы и агрессивные военные учения, на которых отрабатывается, например, нанесение ядерных ударов по городам Западной Европы. С одной стороны, пропаганда рассказывает россиянам, что их окружают враги, а с другой — напоминает, что только их страна способна сопротивляться каждому противнику и уничтожить его (как сказал однажды в телеэфире Дмитрий Киселев — «превратить в ядерный пепел).
То, о чем говорил Герасимов дальше, заставляет задаться вопросом, опирается ли пропаганда на реальные военные планы, или, наоборот, армия начала пользоваться языком пропаганды.
Мишень — мирные жители
Описывая военные конфликты будущего, глава российского Генштаба подчеркнул, что Москва, используя ракеты дальнего радиуса действия, будет в первую очередь наносить удары по административным и экономическим центрам противника, находящимся в глубине его территории. Иными словами, целью ракетных атак и авианалетов станут агломерации, в которых располагаются органы государственного управления, а также стратегические объекты — электростанции, нефтеперерабатывающие предприятия, транспортные узлы.
Российский генерал не открыл Америки: в стратегии каждой современной войны (в особенности такой, которая ведется против целого государства) учитывается возможность уничтожения инфраструктуры противника и его политического руководства. Так было, например, при вторжении в Ирак, которое началось с бомбардировок Багдада, или при налетах на Сербию, когда силы НАТО при помощи так называемых мягких бомб смогли вывести из строя сербские энергетические объекты. Однако прямое заявление о том, что на первом этапе кампании Москва намеревается сделать мишенью гражданские цели, заставляет задуматься.
Когда начнется война, руководство подвергшейся нападению страны будет прятаться в бункерах, значит, в результате операции, о которой говорит Герасимов, пострадает в основном мирное население. Именно оно ощутит на себе последствия разрушения энергетической или транспортной инфраструктуры. Россия, постоянно поднимающая шум по поводу соблюдения норм международного права, сама заявила, что собирается их попрать.
Война по сирийскому образцу
Все это, однако, выглядит закономерным, поскольку моделью войн будущего Герасимов называет события, разворачивающиеся сейчас в Сирии. С одной стороны, генерал говорил о том, как опасна ситуация, когда внешние силы, не объявляя войны, дестабилизируют ситуацию в государстве и ставят его на грань распада. С другой стороны, он подчеркивал, что спасти Сирию от краха удалось лишь благодаря России, которая пришла на помощь сирийскому руководству.
Неизвестно, подразумевал ли Герасимов то, что в Сирии хорошо зарекомендовала себя беспрецедентно жестокая тактика применения химического оружия против целых городских районов или бомбардировки мирных жителей бочковыми бомбами. Он также не упомянул о таких провальных эпизодах российской операции, как нападение пластмассовых беспилотных аппаратов на авиабазу Хмеймим или разгром батальона российских наемников. Зато генерал обратил внимание, что России удалось испытать на сирийском полигоне оружие дальнего радиуса действия, а также получить ценный опыт в сфере логистики: отработать переброску войск и проведение операций с выдвинутых баз. Россияне получили инструменты для проведения новых акций такого рода — менее масштабных, но более эффективных.
Где Россия могла бы их предпринять, Герасимов не сообщил, однако стратегические планы Москвы гласят, что она будет расширять и закреплять свое присутствие в мире. Ближний Восток — это лишь одно из направлений экспансии, геополитических столкновений можно ожидать и в других регионах: на Балканах, в Средней Азии или в Латинской Америке.
Людей заменят роботы
Из выступления Герасимова можно сделать вывод, что в военной сфере Россия сохранит курс на модернизацию, которого она придерживается в последние десять лет. Приоритетной сферой останется упоминавшееся выше развитие систем, позволяющих наносить удары с большого расстояния. Генерал, однако, не распространялся о тех видах супероружия, которые демонстрировал накануне выборов Путин, преследовавший цели, связанные с его избирательной кампанией.
Гораздо подробнее Герасимов остановился на теме компьютеризации военных действий, автоматизации и роботизации вооружений, внедрения беспилотных аппаратов в армии. С одной стороны, это шаг в XXI век, а с другой — ответ на российские демографические проблемы. Вооруженные силы во все большей степени переходят на контрактную основу, поэтому увеличить их численность становится сложнее. Людей должны заменить роботы и дроны.
Герасимов предсказывает, что появится новая концепция проведения боевых действий: они будут разворачиваться не только на суше, в воде и в воздухе, но также в космосе, цифровом пространстве и в информационной сфере. Самым важным фактором, который позволит одержать верх над противником, станет, по мнению генерала, умение действовать не только в непосредственном столкновении с ним, но и на расстоянии. В связи с этим каждый военный округ России должен получить средства, позволяющие вести боевые действия в нескольких сферах одновременно: там появятся автоматизированные роботизированные комплексы, в которых используется искусственный интеллект и инструменты машинного самообучения.
Найти и уничтожить
Важно также сократить время, которое требуется на подготовку к нанесению удара. Интеграция разведывательно-информационных систем с ударными позволит быстрее поражать выявленные цели, а развитие высокоточных вооружений — в два раза повысить точность. Благодаря этим технологиям Россия приобретет преимущество в разведывательной сфере и сможет как препятствовать противнику в сборе данных, так и успешно предотвращать его атаки.
Робот с дистанционным управлением
Глава российского Генштаба рассказал также о планах по развитию автономных беспилотных разведывательно-ударных систем для сухопутных и воздушных сил. Иными словами, Россия сделает ставку на боевых роботов и беспилотные аппараты, которые будут самостоятельно (или получив разрешение от командующего) принимать решение о запуске ракет спустя несколько секунд после обнаружения цели. Сейчас, как мы увидели в ходе операции на Украине, российская артиллерия может начать огонь минут через 15 после того, как беспилотный аппарат обнаружит цель.
Что предпримет НАТО?
Заявления Герасимова показывают Западу, что Россия не отказывается от агрессивного курса, поэтому нам следует активнее заняться укреплением обороны. Если взглянуть на технологическую пропаганду россиян через призму их реальных возможностей (в том числе финансовых), можно предположить, что упор нужно сделать на разведывательной сфере и противовоздушной обороне. Россия способна наносить удары с большого расстояния, так что США и НАТО придется следить за обстановкой, и лучше всего делать это из космоса.
Странам, которым угрожает непосредственное нападение (в том числе расположенным на восточном фланге Альянса), следует инвестировать в системы противовоздушной и противоракетной обороны, позволяющие предотвратить угрозы на разных уровнях. В польском контексте это означает, что комплексов «Пэтриот» будет недостаточно: нам нужна многослойная система обороны, которая защитит нас в первую очередь от российских беспилотников и крылатых ракет. Благодаря роботизации военных действий открываются большие возможности для использования электронных систем, воздействующих на системы боевого управления и связи противника. В этой сфере Запад обладает перевесом.
Но, кто знает, возможно, лучшее оружие против России — это изменение того глобального расклада сил, который позволяет ей сегодня получать доходы. Военный бюджет Москвы уже не увеличивается, а лишь уменьшается. Россиянам из-за нехватки средств пришлось приостановить несколько ключевых проектов, связанных с модернизацией армии, в частности, внедрение танка Т-14 «Армата» или разработку перспективного авиационного комплекса дальней авиации.
Претворение в жизнь обновленной «доктрины Герасимова» потребует больших инвестиций, а на них у россиян не будет денег, если они лишатся клиентов, которые покупают нефть и газ, обеспечивающие львиную долю поступлений в российский бюджет.
Источник
Новости партнеров