Полная версия

NYT: как Китай добывает секреты американских фирм

  17 января 2020, 11:10 688
Пекин — Новое торговое соглашение между Вашингтоном и Пекином отчасти призвано решить одну из острейших проблем двусторонних отношений: китайские ухищрения по добыче технологий у западных компаний.
Это сложная тема, и одним-единственным торговым соглашением ее не решить.
Администрация Трампа давно винит Китай в краже западных коммерческих тайн. Почти два года назад эти обвинения стали юридическим поводом к торговой войне. Торговые переговоры между двумя сторонами быстро перекинулись на другие темы, но по изначальному договору, подписанному в среду, Китай обязуется прекратить некоторые действия, которые давно вызывают нарекания западных компаний. В зависимости от подробностей, этот договор может стать более приемлемым для американского бизнеса.
Опасения взялись неспроста. Китай неоднократно доказывал, что ему по силам добывать у американских компаний ноу-хау и — благодаря значительным государственным субсидиям — создавать собственную конкурентоспособную продукцию. Компании опасаются, что Китай сможет проделывать то же самое и в других отраслях, — например, в разработке программного обеспечения и микросхем.
То, что он заставляет иностранные компании «сдавать» технологии, Китай отрицает. Они, мол, делают это добровольно, — чтобы получить доступ к китайскому рынку, обширному и постоянно растущему. При этом китайские чиновники уверяют, что предпринимают шаги для решения этой проблемы.
Откуда Китай берет технологии?
Американские власти давно обвиняют китайские компании и частных лиц в хакерских атаках и других видах откровенного воровства коммерческих тайн. Некоторые чиновники из администрации Трампа беспокоятся, что китайские компании просто приобретают технологии через корпоративные сделки.
При этом американские компании полагают, что китайцы добывают ценные технологии еще более изощренным способом.
Иногда Китай требует, чтобы иностранные компании создавали совместные предприятия с местными фирмами, — в частности, это касается автомобильной промышленности. Иногда от них требуют, чтобы на месте производился определенный процент от общей стоимости продукта, — например, так раньше было с ветряными турбинами и солнечными батареями.
Технологические гиганты «Эппл» и «Амазон» запустили с местными партнерами совместными предприятия для обработки данных в Китае — в соответствии с китайскими законами о внутренней безопасности.
Обвинять китайских партнеров в краже компании не спешат, опасаясь расплаты. Представляющие их бизнес-группы говорят, что китайцы пользуются деловыми связями, заставляя иностранных партнеров раскрывать секреты. Еще они говорят, что на иностранные компании давят китайские чиновники, чтобы те предоставили им доступ к ключевым технологиям для получения сертификата безопасности их продуктов для китайских потребителей.
Работают ли эти методы?
Среди областей, где Китай воспользовался этими приемами и создал отечественные аналоги, иностранные бизнес-группы называют возобновляемую энергию.
Покуда Пекин в 2005 году не постановил, что не менее 70% каждой ветряной турбины должно производиться в Китае, лидером китайского рынка была испанская компания «Гамеса» (Gamesa). Компания обучила производству более 500 местных поставщиков и построила завод по сборке в городе Тяньцзине. Другие многонациональные производители ветряков сделали то же самое.
Администрация Обамы поставила эту политику под сомнение, сочтя ее нарушением правил Всемирной торговой организации, и Китай ее отменил, — но к тому времени было уже поздно. Подконтрольные государству китайские предприятия уже развернули сборку турбин через тех же поставщиков. Сейчас Китай стал крупнейшим в мире рынком ветряных турбин, — причем большинство из них производятся китайскими компаниями.
Похожая промышленная эволюция последовала вскоре в солнечной энергетике. Пекин потребовал, чтобы солнечные батареи для первого крупного муниципального проекта на 80% были сделаны в Китае. И компании бросились налаживать в Китае производство и делиться технологиями.
Китайское правительство субсидировало производство солнечных батарей, — главным образом на экспорт. В итоге большинство солнечных панелей в мире производят китайские компании.
Какие отрасли на очереди?
Некоторые представители администрации Трампа опасаются, что то же самое произойдет в автомобильной промышленности.
Вскоре после того, как Китай распахнул двери для иностранных автомобильных компаний, китайские чиновники провели среди мировых лидеров тендер за право доступа к рынку. Каждое предложение передачи технологий совместному предприятию с государственной компанией-партнером скрупулезно анализировалось.
«Дженерал моторс» победила «Форд» и «Тойоту», согласившись построить в Шанхае современный завод с четырьмя дюжинами роботов для сборки новейших «бьюиков». Немецкий «Фольксваген» пришел в Китай раньше, и руководство пришло в ярость, потому что под нажимом конкурентов им пришлось модернизировать и свои технологии тоже.
Сегодня Китай — крупнейший автомобильный рынок мира. Однако за исключением считанных моделей класса «люкс», практически все продаваемые автомобили сделаны в Китае. Свою роль сыграли высокие китайские пошлины на импортные машины и запчасти к ним, а также желание иностранных компаний избежать затрат и рисков при транспортировке автомобилей с удаленных производственных площадок.
Как решит проблему состоявшаяся в среду сделка?
В рамках торгового перемирия китайские чиновники согласились не заставлять компании передавать технологии как обязательное условие ведения бизнеса — и наказывать тех, кто нарушает или крадет коммерческую тайну. Пекин также согласился не добывать стратегические технологии через выкуп китайскими компаниями.
Еще до этого китайские чиновники обязались отменить обязательное требование о создании совместного предприятия в таких областях как автомобильная промышленность.
Вопрос в том, будет ли Китай свои обязательства выполнять. В прошлом месяце китайские официальные лица уже опубликовали правила, где реализовано многое из того, что они обещали в соглашении в среду. Однако, как утверждают иностранные юристы, в новых правилах имеются большие лазейки. Так, правила предоставляют китайским надзорным органам широкую свободу действий при наличии «особых обстоятельств», «государственных интересов» и других нечетких исключений.
Торговый пакт предусматривает консультации в течение 90 дней, если США сочтут, что Пекин своих обязательств не выполняет. Сможет ли администрация Трампа добиться полного соблюдения — неясно. В более широком контексте пакт не затрагивает субсидирование Китаем новых отраслей промышленности, — а именно они сыграли ключевую роль в том, что произошло в том же производстве солнечных батарей. Китай в значительной степени отклонил призывы ограничить субсидии отечественным конкурентам в таких отраслях, как полупроводники, коммерческая авиация, электромобили и другие технологии будущего.
Администрация Трампа рассчитывает уравновесить это пошлинами. Частичное соглашение о торговле оставит сплошные пошлины для многих из этих отраслей в силе, — чтобы китайские конкуренты не наводнили американский рынок. Сохранение этих пошлин также придаст западным компаниям мощный финансовый стимул пересмотреть цепочки поставок, которые сильно зависят от Китая.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник
Новости партнеров