Полная версия

Observador: Россия все делает не так

  17 апреля 2019, 02:20 1449
Самая большая проблема в том, что кремлевские лидеры не извлекают уроков ни из прошлого, ни из настоящего. Пекин не ввязывается в военные авантюры, зато активно расширяет сферу своих экономических интересов на все континенты.
В то время как Соединенные Штаты продолжают быть ведущей мировой экономической, политической и военной державой, а Китай с каждым разом все увереннее занимает второе место в этом списке, Россия утрачивает свои позиции из-за целого ряда внешнеполитических шагов.
Самым недавним подтверждением вышесказанного являются события в Судане, где в результате военного переворота был свергнут диктатор Омар аль-Башир (Omar al-Bashir). Кремль сделал ставку на оказание политической и военной поддержки прогнившему режиму, и теперь его экономические и военные интересы в этой стране оказались под угрозой. Все помнят, с какими почестями Владимир Путин принимал у себя в сочинской резиденции Омара аль-Башира, хотя к тому времени Международный суд уже выдал ордер на арест суданского лидера ввиду совершенных им преступлений против человечности. И что теперь? Кто будет платить за оружие, которое Москва поставляла диктатуре? Готовы ли новые власти гарантировать русским их экономические интересы и станут ли мириться с присутствием наемников «группы Вагнера» в их стране?
Китайцы тоже преследуют свои экономические интересы — и не только в Судане, но и по всей Африке, однако они защищают их настолько искусно, что им всегда удается выйти сухими из воды. Им даже в голову не приходит посылать военных на другой конец планеты.
То же самое можно сказать о Сирии, Венесуэле и Ливии. В разных конфликтных ситуациях Кремль ведет себя одинаково, делая рискованные ставки. Это правда, что российское вмешательство в Сирии помогло Башару Асаду (Bashar Assad) удержаться у власти, но что от этого выиграет Россия? Стратегическую базу на Ближнем Востоке, которая начинает обходиться ей чрезвычайно дорого с экономической точки зрения.
Хотя мы слышим от Сергея Лаврова и других российских дипломатов заявления, что они поддерживают позицию ООН по признанию ливийского правительства в Триполи и выступают за диалог между сторонами в конфликте, хорошо известно, что в то же время Москва помогает лидеру повстанцев Халифе Хафтару (Khalifa Haftar) оружием и военным контингентом.
Наемники из «группы Вагнера» также участвуют в этом конфликте, сражаясь на стороне войск Хафтара. Кремль опровергает факт присутствия российских военных, но ни для кого не секрет, кто руководит этой организацией (Евгений Пригожин, известный как повар Путина), и что одна из ее целей заключается, среди прочего, в том, чтобы обеспечивать прикрытие официальному российскому присутствию.
Гражданская война в Ливии еще далека от своего завершения, и трудно поверить, что России удастся получить от этой авантюры какие-то экономические дивиденды.
Та же ситуация повторяется в Венесуэле, в тысячах километров от российской территории. Кремль делает ставку на диктатора, которого ненавидит подавляющее большинство населения, предлагает ему военную поддержку, но в состоянии ли он нормализовать экономическую ситуацию в этой латиноамериканской стране? Ведь для этих целей понадобятся миллиардные инвестиции, которые неоткуда взять, кроме как из российского государственного бюджета.
Более того, Россия продолжает расплачиваться по счетам, в которых погрязла после вторжения в Крым и оккупации Восточной Украины. Сюда можно добавить вмешательство России в конфликт в Центральноафриканской Республике, и уже ясно, что Кремль совершает ту же ошибку, что и советские коммунисты. Во имя имперских мечтаний, которые могут называться по-разному — «пролетарский интернационализм», «Москва — Третий Рим», «противовес американскому империализму» и так далее — российские лидеры лишают своих граждан возможности жить более достойной жизнью и ведут страну к банкротству.
В мире, где порядок (или хаос) диктуют сильнейшие, Путин может присваивать себе право действовать как американцы. Это одно из самых абсурдных обоснований, предлагаемых нынешней российской пропагандой, потому что для этого не достаточно иметь в своем распоряжении пресловутые ракеты-невидимки, называемые так потому, что еще никто не видел их в реальности — только на картинках, которые показывает нам российский лидер. Для поддержания военного и пропагандистского аппарата и одновременного проведения модернизации страны и оказания международного экономического влияния требуются внушительные финансовые ресурсы.
Кроме того, крайне важно, чтобы российские компании инвестировали за рубеж, а этой деятельности на основных рынках им препятствуют западные экономические санкции. Есть еще газопровод «Северный поток — 2», но он будет работать только на 50% своей мощности по причине европейского законодательства, требующего, чтобы половина газа, поставляемого по этому маршруту, экспортировалась частными компаниями — чего не происходит ввиду монополии «Газпрома» в этом секторе.
Во время недавнего визита в Россию президента Анголы Жуана Лоуренсу (João Lourenço) между Луандой и Москвой были достигнуты договоренности, которые, как кажется, указывают на более выраженную диверсификацию экономических и торговых контактов и отвечают провозглашенной Владимиром Путиным политике с ориентацией на «больший прагматизм». Однако этот новый курс рискует погрязнуть в традиционной для России военной экспансионистской идеологии.
Страна, подобная России, доля которой в мировой экономике составляет всего один процент, не может позволить себе военные амбиции, сопоставимые с амбициями Соединенных Штатов или даже Китая. И самое грустное в том, что хозяева Кремля не извлекают уроков ни из прошлого, ни из настоящего. Пекин не ввязывается в военные авантюры, зато активно расширяет сферу своих экономических интересов на все континенты. Если Путин решает подражать китайской политике, это делается для ограничения свобод граждан и изоляции страны от остального мира. Идея создания «сугубо российского интернета» — яркий тому пример.
PS. Я продолжаю считать, что вторжение российских войск в Крым в 2014 году было роковой политической ошибкой Владимира Путина. Тем самым он сжег мосты, которые наводились между Россией и Евросоюзом. Несмотря на оплошности, допущенные обеими сторонами, это сближение становилось реальностью. Не знаю, представится ли нам еще одна возможность для сближения, если учесть, что Путин явно делает ставку на разрушение Евросоюза, а последний не может найти новых путей выхода из кризиса, в котором пребывает. Ни одна из этих политик не сулит Старому континенту ничего хорошего.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник
Новости партнеров