Полная версия

Путин меняет экономическую стратегию с «Крепость Россия» на «В погоне за ростом»

  13 февраля 2020, 13:00 901
В России что-то происходит — изменения имеют место как в политической, так и в экономической плоскости.
В частности, в последние несколько недель Путин объявил о планах глубоких конституционных изменений и довольно масштабных перестановках в кабинете министров.
Кабинетные перестановки и назначение Путиным своего бывшего советника по экономическим вопросам Андрея Белоусова на пост первого вице-премьера указывают на то, что президент России изменил экономические установки с «Крепость Россия» на «Россия в погоне за ростом», поскольку Белоусов все это время был горячим сторонником экономического роста. Примечательным здесь стало также понижение министра финансов Антона Силуанова до поста вице-премьера, что добавляет ощущения, что в сфере экономической политики происходят фундаментальные изменения.
Я думаю, правильно считать, что акцент на рост связан с политическими изменениями — Путин, вероятно, собирается представить свои изменения народу посредством конституционного референдума, и создание достаточного экономического фактора, способствующего этому, вероятно, будет важным для обеспечения поддержки большинством всем таким реформам.
Но едва ли все его недавние решения обусловлены сугубо озабоченностью о «пенсии», окончательной или частичной.
Я думаю, часть объяснения этих перемен лежит в плоскости уверенности Путина в том, что он выиграл геополитическую битву с Западом. С точки зрения Москвы, Трамп ослабляет евроатлантические структуры политики и безопасности — НАТО и ЕС переживают упадок, и страхи о вторжении Запада в Россию, по крайней мере в сознании Путина, больше не являются реальной угрозой. Ослабление угрозы со стороны Запада позволяет Путину большие маневры/риски на экономическом фронте. Крепость Россия больше не является критически необходимой — свыше $500 миллиардов золотовалютных резервов центробанка, похоже, делают крепость непробиваемой даже для западных санкций.
Акцент на росте также согласуется с намеками на некоторые признаки умиротворения в геополитической напряженности с Западом, по видимому, имеющего своей целью добиться некоторого смягчения санкций, что также важно для ускорения роста и создания более благоприятной экономической среды.
Что касается преобразований в правительстве, я думаю, что в Кремле это отразится на переориентации на переходную управленческую роль Путина, а также на переориентацию на необходимость пересмотра экономических условий в стране.
С точки зрения изменения экономических условий, я не уверен, что назначение Михаила Мишустина представляет собой рискованный ход. Мишустин — пользующийся доверием технократ, имеющий отношение к «siloviki» — Будучи главой налоговой службы и компьютерным фанатом, Мишустин часто имел дело с аппаратом спецслужб. Также ему причисляют улучшение в налоговой сфере путем усиления киберучета и контроля IT-сферы.
Смещение Орешкина с поста министра экономического развития и замена его Белоусовым в качестве заместителя председателя правительства говорят о взятии курса на экономический рост. Белоусов является сторонником смягчения фискальной и монетарной политики, поэтому наверняка расходы бюджета увеличатся.
Однако я не стал бы ожидать от Кремля какого-то масштабного бюджетного разгула — культура вдумчивой бюджетной политики глубоко укоренена в правительстве России, и вряд ли стоит ждать больших перемен.
Кроме того, посадить в кресло налоговика с целью «тратить, тратить и тратить», едва ли позволит «впихнуть невпихуемое». Присущеим его свойством, скорее всего, останется осторожность и осмотрительность, хотя Мишустин показал себя эффективно в сборе налогов, и возможно Путин назначил его с таким умыслом, что он будет относиться к расходам бюджета с таким же тщанием и эффективностью.
И наконец, я думаю что российская власть также будет поглядывать на американские выборы, опасаясь, что победа демократов вернет отношения США и России в исходные настройки и потребует возврата к экономическому режиму «Крепость Россия». Последнее предполагает скромное бюджетное ослабление. В любом случае, бюджетные импульсы в 2020-м едва ли обернутся более чем 1 процентом роста ВВП.
На самом деле, я думаю, что выборы в США являются одной из причин того, что любые финансовые смягчения, которые мы можем увидеть в этом году, будут небольшими. Путин осторожен и по своей природе консервативен. До выборов в США он будет постепенно облегчать финансовую политику, и если Трамп победит, то мы можем увидеть дальнейшее усиление политики стимулирования, направленной на рост экономики России.
Тимоти Эш является старшим стратегом по суверенным политикам в лондонском BlueBay Asset Management

Источник
Новости партнеров