Полная версия

Российский газ в Европе: новые рекорды и политические интриги

  28 февраля 2018, 08:20 2284
В 2017 году экспорт газа в Европу и Турцию был снова успешным для российского  «Газпрома». Российский  газовый гигант определенно может использовать эти позитивные  результаты в пропагандистских целях. Тем не менее, проблемы нарастают,  и вряд ли впереди предстоит очередной пик. Кроме того, ожидается яростная политическая борьба вокруг реализации проекта  «Северный поток-2».
Согласно данным «Газмпрома», опубликованным в январе 2018 года, в прошлом году компания поставила 193 миллиарда кубических метров природного газа во все страны за пределами СГН. Это на 14,6 млрд. кубометров, или на 8,1 процентов, выше предыдущего максимума, достигнутого в 2016  году. В 2016 году «Газпром» увеличил экспорт газа до 179 млрд. кубометров, или на 12 процентов по сравнению с 2015 годом. «Газпром» два  года подряд добивается абсолютных максимумов, что весьма впечатляет  на фоне непрекращающейся анти-газпромовской пропаганды на Западе и среди части российских экспертов, утверждающих, что Европе не нужен газ российского экспортера.
По расчетам российских специалистов, в 2017 году в Европейский Союз было поставлено 170 млрд. кубометров российского газа, что на 16 млрд. кубометров больше, чем в 2016 году. Обратные поставки на Украину выросли всего на 3,1 млрд. кубометров. Таким образом, объем чистого экспорта российского природного газа в ЕС вырос примерно на 13 млрд. кубометров. Этот прирост был почти равномерно распределен между Северо-Западной Европой (поставки через Германию) и Юго-Восточной Европой (транзит через Украину).
Конкуренты «Газпрома» также продемонстрировали в Европе хорошие результаты. Так, Норвегия прибавила 7,6 млрд. м3, или 6,8 процентов. Импорт СПГ увеличился почти на 7 млрд. м3. Впрочем, поставки из Северной Африки не достигли уровня 2016  года. Причины роста вполне понятны: низкие цены на газ стимулируют его потребление в Европе, в то время как снижение внутреннего производства серьезно увеличивает импорт, который в прошлом году достиг своего нового исторического максимума на уровне 382,6 млрд м3.
Очень важным событием для европейского рынка в 2017 году стал взрыв в  газовом распределительном узле Баумгартен в Австрии. Эта авария может заставить заинтересованные стороны всерьез задуматься об эффективности европейской газовой стратегии, которая предусматривает активное развитие биржевой торговли, газовых распределительных узлов и спотового рынка, а также фокусирует внимание на создании альтернативных мощностей для приема и хранения сжиженного природного газа (СПГ).
Перебои в поставках  российского газа в некоторые европейские страны, вызванные взрывом в Баумгартене, давали прекрасную возможность доказать эффективность новой организации поставок. Однако, результат оказался абсолютно противоположным. Вариант биржевой торговли не сработал, поскольку, как выяснилось, во время этого неожиданно возникшего пикового спроса, в хранилищах не оказалось дополнительного количества газа. В необычно холодную погоду европейские потребители, как правило, обращаются к Газпрому за дополнительным количеством газа. Преимущество долгосрочных контрактов состоит в том, что такой поставщик гарантирует покрытие сезонных пиков. На спотовом рынке такого гаранта нет, поэтому нет никакой возможности удовлетворить неожиданно возникший спрос.
Примечательно, что кризис произошел в Италии, которая отличается максимальной в Европе степенью диверсификации газового импорта. В дополнение к российскому и норвежскому газу, Италия может получать энергоноситель из Северной Африки, а также обладает несколькими терминалами для СПГ. Однако, ни сжиженный природный газ, ни поставки из Северной Африки не помогли Италии, когда произошел взрыв в Баумгартене, в то время как цены на спотовом рынке немедленно и очень значительно подскочили.
Таким образом, ситуация в Италии позволяет прийти к следующему выводу: диверсификация поставок  не является гарантией доступности газа, не говоря уж о снижении цен на топливо, а новая европейская структура газового рынка имеет очевидные изъяны и слабые места. Спотовое ценообразование превращается в потенциальную ловушку в тех случаях, когда запасы  газа недостаточны. Любая техническая авария, которая приводит к снижению физического объема топлива на бирже, способствует резкому скачку цен. И при этом никаких дополнительных количеств газа в  распределительных центрах не появляется.
Примечательное событие произошло в 2017 году. После многолетнего затишья, вызванного давлением Брюсселя на систему долгосрочных контрактов в целом и на позицию России как крупнейшего поставщика, был подписан новый 10-летний контракт с хорватской компанией Prvo Plinarsko Drustvo на поставку 1 миллиарда кубометров газа в год. Соглашение было достигнуто как расширение краткосрочного контракта, подписанного в конце 2016 года на поставку 1,5 миллиардов кубических метров в течение девяти месяцев.
Это означает, что хорватская компания решила заключить долгосрочный контракт на примерно половину своих ежегодных потребностей, что также было связано с сокращением внутреннего производства  газа в стране, которое составило примерно 1млрд м3 за период с 2010 по 2016 год.
Ситуация на итальянском рынке была бы значительно проще, если бы был реализован проект «Южного коридора» и проложен газопровод через Грецию. Именно поэтому в настоящее время Россия готова поставлять газ по дну Черного моря, причем ресурсы и необходимая инфраструктура для этого в России уже имеются.
Авария на газовом узле Баумгартен в Австрии дала дополнительный импульс для весьма острой борьбы между сторонниками и противниками прокладки газопровода в обход Европы, и, соответственно, борьбы некоторых западных элит за сохранение транзита российского природного газа через Украину.
С самого начала проект прокладки дополнительного газопровода «Северный поток-2» вызвал активное сопротивление со стороны США, Европейской комиссии и  ряда стран Европейского Союза, таких как Польша и Литва, нанимающих наиболее непримиримую позицию. Участники проекта, корпорация «Газпром» и пять крупных европейских компаний (британско-голландская Shell, французская Engie, австрийскаяй OMV и германские Uniper и Wintershall), в 2016 году не смогли преодолеть барьеры, поставленные правительством Польши, которая ясно дала понять, что по политическим не намерена давать разрешение на создание совместного предприятия «Северный поток-2».
В мае прошлого года партнеры подписали соглашение о предоставлении этому СП кредита в объеме 6,65 миллиардов евро, включая проценты, на период до момента, когда будет организовано финансирование проекта.
Новый президент США Дональд Трамп в августе 2017 года ввел закон, в котором прямо говорится о намерении США противостоять прокладке газопровода «Северный поток-2», который якобы действует против интересов Украины, лишая его статуса транзитной страны для российского газа, идущего в Европу.
После того, как Конгресс США принял этот закон, в Европе раздались недовольные голоса. Даже Жан-Клод Юнкер, президент Европейской комиссии, заявил, что введение санкций в отношении европейских компаний является неприемлемым и вызовет негативную  реакцию со стороны Европейского Союза.
Влиятельные европейские политики заявили, что действия США направлены на поддержку собственной энергетики и американского экспорта СПГ за счет ухудшения положения европейской экономики и европейских потребителей газа. Даже канцлер Германии Ангела Меркель, активный критик внешней политики России, сделала публичное заявление в поддержку «Северного потока-2».
Многое решится в 2018 году и для «Турецкого потока». Существует высокая вероятность того, что в следующем году Турция начнет получать газ по новому маршруту, а прокладка второй нитки газопровода может быть запущена в 2019 году, что позволит поставлять российский газ через территорию Турции в соседние страны, в первую очередь Болгарию и Грецию. Инфраструктура для этого проекта уже активно строится при поддержке Европейского Союза.
Ситуация в  начале 2018 года выглядит довольно позитивно для «Газпрома». Статистические  результаты хороши, и Германия продолжает оказывать политическую поддержку проекту «Северный поток-2», на фоне постоянных попыток Украины увеличить пошлину за транзит. Тем не менее, это не означает, что политические  риски вокруг этого газопровода полностью устранены. Борьба будет продолжаться, и ситуация будет зависеть как от действий США, так и от политической обстановки в самом Европейском Союзе.

Источник
Новости партнеров