Полная версия

США: Все-таки Китай опаснее России (Foreign Policy)

  11 октября 2018, 18:30 580
Речь вице-президента Майка Пенса (Mike Pence) на прошлой неделе получилась неоднозначной: местами вышло превосходно, а местами прескверно. В ней он разложил по полочкам угрозы, которые несет миру все более агрессивное, тоталитарное и реакционное китайское государство под управлением Си Цзиньпина.
Вместе с тем она изобиловала опасными преувеличениями: как бы Китай ни мечтал о повсеместной слежке, до оруэлловской антиутопии ему далеко, да и вводить систему всеобщей оценки граждан по поведению никто всерьез не собирается. Да, технически китайские программы доступны «более 75 миллионам американских телезрителей» — в том смысле, что входят в пакет кабельного ТВ. На деле же их мало кто смотрит.
Тревожнее же всего прозвучали утверждения Пенса, будто Китай вмешивается во внутренние дела США и американские выборы, после чего тот приравнял китайскую угрозу к российской. Как это часто бывает, Пенс выступал для одного единственного адресата — человека, который изо всех сил пытается отвлечь внимание общественности от собственных проблем с Москвой. В конце концов, президент Трамп уже заявлял, что президентскую кампанию Хиллари Клинтон в 2016 году взломали именно китайцы, а не русские — как бы абсурдно это ни звучало.
Практически никаких доказательств китайского вмешательства в американскую предвыборную кампанию неизвестно, а новых Пенс так и не привел. В преследовании своих интересов на местах и обращении к группам избирателей нет ничего тайного или противозаконного. Лоббизмом такого рода вовсю занимается ряд американских союзников — например, Израиль и Саудовская Аравия. Приложение к газете «Де Мойн Реджистер» (китайские инвесторы выпустили четырехстраничное приложение к газете Des Moines Register с критикой политики Дональда Трампа в свете надвигающейся торговой войны, прим. перев.), может, и выглядело нетактично, но ничего вопиющего в нем нет. К тому же не больно-то его и читали.
Не соответствует действительности и заявление Пенса, будто Китай жаждет «сменить президента США». Отношение китайского руководства к Трампу неоднозначное. При том, что торговая война привела к ужесточению риторики, Трампа тепло встретили во время визита в Пекин в прошлом году, а государственные СМИ в его адрес расточают куда меньше яда, чем на бывшего президента Барака Обаму или кандидата в президенты Хиллари Клинтон. Таким образом, все эти пассажи из речи Пенса направлены на то, чтобы поставить несуществующий знак равенства между вмешательствами России и Китая.
Это логически увязывается с нежеланием Республиканской партии всерьез заняться российским вмешательством — когда оно им на руку. Надо отметить, что болезнь эта поразила далеко не всех партийцев — республиканцы в Палате представителей все же помогли сломить сопротивление Белого дома и продавили новые санкции против Москвы.
Но одним лишь Трампом дело не ограничивается, хотя он и открыто призывал к хакерским атакам на своих политических противников, а его собственные связи с Россией во время предвыборной кампании так и не прояснились. В конце концов, это ведь лидер сенатского большинства Митч МакКоннел (Mitch McConnell) угрожал обвинить тогдашнего президента Обаму в пристрастности, даром что США стали бы от этого более уязвимыми. Если выяснится, что надуманные китайские страшилки — лишь отвлекающий маневр от помощи Путина Трампу, это подорвет усилия по защите от России и помешает воспринимать всерьез подлинные угрозы со стороны Пекина.
Аналогичных свидетельств сговора демократов с Китаем нет. Однако за последние 20 лет Демократическая партия пугающим образом воздерживается от того, чтобы говорить Китаю правду в глаза. Поскольку политика взаимодействия с Пекином, особенно в сфере торговли, вошла в число ее приоритетов начиная с президента Билла Клинтона, Демократическая партия на несоблюдение Китаем прав человека закрывает глаза, а проблемы в сфере безопасности склонна недооценивать. В своей речи по поводу вступления Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО), президент Клинтон говорил об открытости миру, сокращении роли правительства и тех свободах, что несет с собой интернет (Хиллари Клинтон, напротив, неизменно выступала в поддержку прав китайских женщин, чем навлекла на себя гнев Пекина). Теперь же, после нескольких лет неослабевающей реакции при режиме Си эти наивные мечты следует отложить в сторону.
Права человека в Китае — от угнетения мусульман в провинции Синьцзян до бесцеремонного вмешательства государства в репродуктивные права женщин — должны стать предметом безусловного лидерства Демократической партии. Тем не менее по китайском вопросу в Сенате активнее всех, да и лучше всего осведомлены республиканцы Марко Рубио (Marco Rubio) и Тед Круз (Ted Cruz). Это отставание демократы должны ликвидировать.
Однако, помимо партийного противостояния, есть и более серьезная опасность приравнивания Китая к России. Посмотрите на ситуацию вот с какого угла: Россия — это Форчан (крупнейший в мире англоязычный имиджборд, то есть анонимный форум с возможностью прикрепления графических изображений, прим. перев.), а Китай — «Фейсбук». Если с Форчаном (4chan) вы не знакомы, то представьте себе кучку неудачников из старших классов — но не милых безобидных укурков, а злобных крысомордых подонков, которые ради пикантного фото залазят девочкам под юбки. А теперь представьте себе, как они, собравшись вместе в сети, подзуживают друг дружку, чтобы сойти за еще больших подонков. Так вот, Россия — своего рода Форчан, такой же хаос, только щедро присыпанный антисемитизмом и гомофобией.
Задача России сводится к тому, чтобы все рушить, оскорблять всех подряд и сеять смуту между союзниками — всеми доступными способами и зачастую вовсе не задумываясь о целесообразности и наплевав на последствия. Ей нравится нападать — будь то взлом национального комитета Демократической партии, вторжение на Украину или кибератака на Эстонию. Как заявил в частной беседе бывший начальник службы безопасности одного крупного хранилища данных: «Русские ведут себя как бесцеремонное быдло. Их интересует одна тактика, а китайцев — стратегия». Своими психологическими операциями русские умело разжигают рознь, но этими же действиями они уже подорвали репутацию своей страны, бросив ее на произвол санкций и международное поругание.
Китай же — это «Фейсбук». Он не ищет хаоса, а, напротив того, пытается установить единые правила поведения для всего мира, а заодно решить, что людям следует читать и смотреть в сети, а что — нет. Их объединяет пугающая страсть к технологиям распознавания лица и собиранию чужих данных. Долгосрочные цели Китая прозрачны, и достигает он их не эффектными приемами, а соблазняя деньгами и властью. Так, Китай добивается, чтобы демократический Тайвань перестали признавать и подвергли изоляции, а также намерен контролировать китайскую диаспору за рубежом, закрыть материк для всякого иностранного влияния и заткнуть рот правозащитникам, обеспокоенным ухудшением прав человека в Китае.
Несмотря ни на что, «Фейсбук» миру нужен, чтобы общаться с родственниками и делиться фотографиями младенцев. Нужен ему и Китай. Найти компромисс, как позволить 1,4 миллиардам китайцев адекватным образом представлять свои интересы в мировых делах и при этом не дать их правительству ограничивать чужую свободу, будет непросто. Как недавно отметил обозреватель «Блумберг» Адам Минтер (Adam Minter) в связи с внезапным исчезновением директора Интерпола Мэна Хувэя: будет еще сложнее, поскольку китайскую политику подрывает внутренний терроризм.
Русские часто действуют просто всем назло, однако с Китаем справиться сложнее как раз потому, что китайцы для утверждения своих интересов в мировой политике прибегают к целому ряду мер: от прямого принуждения до вполне законных действий, сочетая их с финансовым давлением там, где Запад оказался бессильным.
Развивающимся странам нужны кредиты, и инициатива Пекина «Один пояс, один путь» охотно их предоставляет, пусть даже ценой пугающего роста китайского влияния. Далее, студенты должны изучать китайский язык, и раз американское правительство этим не занимается, нишу заполнит правительство Китая — оно уже закрепилось в университетских городках через Институт Конфуция (сеть международных учебных заведений, направленных на продвижение китайского языка и китайской культуры, прим. перев.). Китайских же студентов американские университеты попросту доят на деньги, пренебрегая их правами. Им нужен коллективный голос. Китай поступает по-другому — свои студенческие организации не только поддерживает финансово, но и использует в срежиссированных акциях протеста.
Противодействовать глобальным кампаниям Китая надо с умом и терпением, это потребует согласованных усилий всех демократических лидеров от Вашингтона до Куала-Лумпура. Если же мы позволим этой проблеме скатиться до внутрипартийного уровня или продолжим игнорировать проблемы, вынуждающие другие государства принимать подачки Пекина, то сами серьезно навредим всеобщему делу.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник
Новости партнеров