Полная версия

The New Yorker: зачем Пол Манафорт передавал данные соцопросов России?

  11 января 2019, 14:50 568
Во вторник, когда появилась информация о том, что бывший руководитель предвыборного штаба Дональда Трампа Пол Манафорт делился конфиденциальными данными социологических опросов с деловым партнером из России Константином Килимником, поддерживающим связи с российской разведкой, связь между штабом и Кремлем стала казаться неопровержимой. Разоблачение поступило в виде неотредактированного по небрежности судебного документа, который был представлен адвокатами Манафорта в ответ на обвинения специального прокурора Роберта Мюллера о том, что Манафорт солгал следствию. Как сообщила «Таймс», часть этих данных (но не вся информация) уже находилась в открытом доступе. Остальное предоставила служба опросов предвыборного штаба.
Хорошо известно, что Трамп на начальном этапе избирательной кампании избегал социологических опросов и заявил ведущему программы «Встреча с прессой» Чаку Тодду (Chuck Todd), что центры изучения общественного мнения попусту тратят его деньги. Но со временем целых пять фирм по проведению соцопросов начали работать на его кампанию, помогая Трампу одержать победу на выборах. Все они были привлечены к работе на бесплатной основе в марте 2016 года, когда Манафорт присоединился к избирательной кампании. Спустя пять месяцев Манафорт был вынужден покинуть предвыборный штаб Трампа, когда стало известно, что он не сообщил о своей работе в качестве иностранного агента в интересах пророссийских политических сил на Украине. После этого Манафорта, конечно же, обвинили в финансовом мошенничестве по нескольким эпизодам.
В июне Трамп постарался преуменьшить роль Манафорта в работе своего штаба, заявив репортерам: «Знаете, Пол Манафорт работал на меня очень короткий период времени». Однако данные перехвата ФБР указывают на то, что Манафорт поддерживал связи с Трампом и после своей отставки. Манафорт также находился в контакте со своим партнером по бизнесу Риком Гейтсом (Rick Gates), который сегодня считается главным свидетелем Роберта Мюллера, а в свое время был заместителем руководителя штаба Трампа и остался своим человеком в Белом доме. Но еще важнее другое обстоятельство. Пол Манафорт решил взять в предвыборный штаб Тони Фабрицио (Tony Fabrizio) в качестве главного исследователя общественного мнения. Дружба между ними началась еще в 1990-е годы, когда Фабрицио и Манафорт вместе работали в предвыборном штабе Боба Доула (Bob Dole). Фабрицио также работал на Манафорта на Украине, получив 278 500 долларов за работу, которую он впоследствии выполнял для Трампа (он проводил опросы общественного мнения и исследования в попытке помочь Партии регионов Виктора Януковича получить больше мест на парламентских выборах 2012 года). В то же самое время Манафорт заплатил 531 тысячу долларов за «профессиональные услуги» своему переводчику и посреднику на Украине Килимнику. Согласно сообщению «Блумберг» о деятельности Манафорта на Украине, Фабрицио участвовал в переписке по электронной почте между Манафортом и Килимником.
Фабрицио — уроженец Нью-Йорка, ныне живущий во Флориде. Он работал на многих республиканских кандидатов, в том числе, на Митча Макконнела (Mitch McConnell), Джони Эрнста (Joni Ernst) и Рэнда Пола (Rand Paul). Он является старшим адвокатом фирмы «Меркьюри Паблик Эфферс» (Mercury Public Affairs), на которую Мюллер обратил внимание федеральной прокуратуры южного округа Нью-Йорка, потому что она не зарегистрировалась в качестве иностранного агента, хотя и занималась лоббистской деятельностью в интересах Украины. Компания самого Фабрицио, носящая название «Фабрицио, Ли и партнеры» называет себя «одной из ведущих в стране фирм по формированию стратегий избирательных кампаний и проведению социологических исследований». «Мы имели честь и привилегию работать в качестве основной социологической службы президента Дональда Трампа, когда он одержал свою неожиданную и историческую победу», — говорится на главной странице сайта этой компании. Какое-то время сообщалось о том, что Трамп недоплатил ей 750 тысяч долларов за услуги, оказанные в ходе президентской кампании. Так или иначе, Фабрицио был знаком с обоими главными фигурантами в этой истории. (Он не откликнулся на многочисленные просьбы дать комментарии.)
Адам Геллер (Adam Geller) является учредителем и руководителем фирмы по проведению социологических опросов среди республиканцев под названием «Нешнл Рисерч» (National Research), которая сотрудничала с Фабрицио во время избирательной кампании Трампа. Он сказал мне: «Честно говоря, я понятия не имею, что передавалось, а что не передавалось русским». В последние месяцы гонки «Нешнл Рисерч» отвечала за изучение общественного мнения в Мичигане, Висконсине, Миссури и Айове. К тому времени Манафорт, с которым Геллер никогда напрямую не контактировал, уже ушел из штаба Трампа. (Еще Трамп нанял фирму по проведению социологических исследований «Поулинг Кампани» (Polling Company), глава которой Келлиэнн Конуэй (Kellyanne Conway) сменила Манафорта на посту руководителя штаба после его отставки.) Но какое-то время работу по проведению соцопросов у Трампа возглавлял Фабрицио, и в его задачи входило передавать данные опросов руководителю избирательной кампании Трампа. Было несколько неопределившихся штатов, где Трамп победил с небольшим перевесом и совершенно неожиданно, скажем, Мичиган и Висконсин. Именно на них сосредоточили свои усилия штаб Трампа и российское «Агентство интернет-исследований». В этом заключается как минимум один ответ на вопрос о том, зачем России понадобились данные соцопросов штаба Трампа: они давали ей возможность определить демографические категории, которые следовало подвергнуть атакам российских ботов и российской пропаганде.
Профессор Висконсинского университета Янг Ми Ким (Young Mie Kim) провела анализ пяти миллионов платных тематических объявлений в Фейсбуке по таким острым темам как право на ношение оружия, аборты, права геев, иммиграция, терроризм и расизм, которые были опубликованы в течение шести недель во время президентской кампании 2016 года. Она выяснила, что те штаты, которым было уделено особое внимание (прежде всего это Пенсильвания и Висконсин), стали главными колеблющимися штатами, где отрыв кандидатов был минимальным. Данные объявления разместили 228 организаций, причем позже выяснилось, что многие из них связаны с «Агентством интернет-исследований». Ким также выяснила, что эти действия были тщательно выверены и нацелены на вполне конкретные категории людей. Например, белых избирателей с низкими доходами забрасывали материалами по иммиграции и расовым проблемам.
«Проект компьютерной пропаганды» Оксфордского университета провел еще более всесторонний анализ, итоги которого были опубликованы в прошлом месяце. Они показывают, насколько масштабной была пропагандистская деятельность России. «В Фейсбуке пять самых популярных постов были посвящены вопросам, вызывающим острые разногласия: это доводы в пользу права на владение оружием, антииммигрантский контент, в котором ветеранов настраивали против иммигрантов, осуждение полицейской жестокости в отношении афроамериканцев, а также материалы, направленные против мусульман, беженцев, Обамы, и реклама в поддержку Трампа», — написали исследователи из «Проекта компьютерной пропаганды». Созданные «Агентством интернет-исследований» посты «обычно отражали консервативные взгляды против запрета на оружие и за ужесточение контроля над иммигрантами». В некоторых случаях иммигрантов называли «тунеядцами», и в таких материалах проявлялось весьма терпимое отношение к экстремистским взглядам. В период с 2015 года (до прихода Манафорта в штаб Трампа) по 2016 год (когда он возглавил штаб и нанял службы соцопросов) количество таких постов увеличилось почти в семь раз.
Вскоре после выборов Фабрицио дал интервью программе журналистских расследований «Линия фронта», в котором рассказал, как собирались эти данные, и насколько они были важны для победы Трампа. «Одна из групп, которую мы выделили в самом начале кампании в ходе опросов, была, я бы сказал, главной мишенью Трампа, — заявил он. — Это были избиратели, которые хотели сменить курс, хотели двигаться в новом направлении, которые не голосовали за Трампа, не были убежденными демократами, не были ярыми сторонниками Хиллари Клинтон». Зная, на кого следует воздействовать, где эти люди находятся, и какие проблемы находят у них отклик, команда Трампа обладала важнейшей информацией для составления рекламных и агитационных материалов и посланий в социальных сетях. «Мы сообщали руководству штаба, где сосредоточены такие избиратели, — продолжил Фабрицио. — Во Флориде надо было изменить ситуацию буквально в четырех округах, убрав со стола голоса всего 29 выборщиков. Четыре округа».
Когда один из давних партнеров Манафорта по Украине Кость Бондаренко в мае 2017 года сообщил изданию «Дейли Бист» (Daily Beast), что Трамп победил благодаря Манафорту, он имел в виду именно это.
Данные опросов Фабрицио показывали кое-что еще. С самого начала неприкрытый расизм Трампа (а он, например, утверждал, что мексиканцы — насильники, а мусульмане — террористы) был популярен. «Когда он говорил такое, некоторые люди думали: „О, вот это сломает ему всю игру", — сказал Фабрицио. — Но на самом деле, это лишь усиливало его популярность среди главных сторонников республиканцев. Вы же понимаете, если человеку хватает смелости сказать то, что другие люди не отваживаются говорить, то что получается? Он бьет прямо в десятку. Именно это им было нужно». Нам теперь известно, что «Агентство интернет-исследований» эксплуатировало ксенофобию и предрассудки американцев, использовало те тенденции, которые скрывались под поверхностью американской политики еще задолго до появления Трампа. Но знание того, на что нацелить посты в Фейсбуке и Инстаграме, оказалось очень полезным. (Следует отметить, что Россия проводила аналогичную онлайновую кампанию розни на Украине, действуя в интересах клиента Манафорта Виктора Януковича.)
Когда действия России по расшатыванию американского электората и по продвижению кандидатуры Дональда Трампа удалось разоблачить, стала видна очень странная и необъяснимая взаимная увязка между штабом Трампа и пропагандистским наступлением России. Когда демократ из Виргинии и высокопоставленный член сенатского комитета по разведке Марк Уорнер (Mark Warner) в апреле 2017 года выступил в телевизионной программе, он задал вопрос о том, не передавала ли команда Трампа информацию русским, учитывая их какую-то сверхъестественную способность «воздействовать на штаты и избирателей с такой эффективностью, о которой демократы даже не знали». В то время все внимание было приковано к консультанту Трампа по цифровым вопросам Брэду Парскейлу (Brad Parscale), к Джареду Кушнеру и к их цифровой команде, особенно к фирме «Кембридж Аналитика», которая в своей работе очень подозрительно била прямо в цель, оказывая воздействие на колеблющиеся штаты. Но это был один из немногих моментов, когда Манафорт, покинувший штаб вскоре после привлечения к работе «Кембридж Аналитика», избежал общественного внимания. Мюллер, начавший свое расследование за месяц до этого, уже давно взял Манафорта в перекрестье своего прицела. Теперь нам известно, что в ходе расследования деятельности бывшего председателя штаба Трампа он изучает не только его финансовые преступления.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник
Новости партнеров