Полная версия

TNI: российский и армянский ирредентизм могут дестабилизировать Евразию

  20 сентября 2021, 15:20 473
Основную часть послевоенной эпохи принцип территориальной целостности государств оставался незыблем. В 1950-х и 1960-х годах трактовка права на самоопределение, выдвинутое Организацией Объединенных Наций (ООН), применялась лишь к колониям европейских империй. Сепаратистские кампании добились успеха лишь в двух случаях: в 1971 году из Пакистана вышел Бангладеш, а в 1991 году из Эфиопии — Эритрея. Ирредентизм же проявился в середине 1970-х годов, когда Марокко вторглось в Западную Сахару, а Индонезия — в Восточный Тимор.
После окончания холодной войны принципу территориальной целостности государств угрожала уже Российская Федерация — создавая замороженные конфликты Молдавии в Приднестровье, Азербайджану — в Нагорном Карабахе, Грузии — в Южной Осетии и Абхазии, а Украине — в Крыму. Эти территории не подпадают под определение права на самоопределение ООН, потому что входят в существующие государства. Сепаратистские движения, вроде нигерийской Биафры в 1967-1970 годах ООН никогда не поддерживала.
Прецедент был создан, когда Запад в 2008 году поддержал независимость Косово. Россия воспользовалась косовским прецедентом для поддержки «независимости» Южной Осетии и Абхазии в 2008 году и «самоопределения» Крыма в 2014 году. Хотя спровоцировать пророссийские восстания на востоке и юге Украины в 2014 году в рамках проекта «Новороссия» Кремлю так и не удалось, три четверти украинцев считают, что в Донбассе Россия и Украина находятся в состоянии войны. При этом российские кампании дезинформации утверждают, что в стране идет «гражданская» война, а не российско-украинская — присутствие российских войск на востоке Украины Кремль отрицает. Армения считает, что Нагорный Карабах имеет такое же право на «самоопределение», что и Крым, а Ереван, резиденция национального правительства Армении, встал на сторону Москвы против семи голосов в ООН, осудивших российскую оккупацию Крыма с 2014 года.
Cтав независимыми государствами в 1991 году, тринадцать советских республик не имели территориальных притязаний на земли соседей и поддерживали принцип территориальной целостности государств. В этих тринадцати государствах ирредентизм ограничивается маргинальными националистическими кругами, хотя, например, в Иране проживает втрое больше азербайджанцев, чем в самом Азербайджане, а в Афганистане таджиков на три миллиона больше, чем в Таджикистане. Хотя президент России Владимир Путин и утверждает, что Украина благодаря советской государственной политике расширилась, Кубань на Северном Кавказе и прилегающие районы восточной Украины в 1920-х годах вошли в состав РСФСР, а сама Украина покинула Советский Союз с территорией на 200 000 квадратных километров меньшей, чем присоединилась.
Что касается уважения территориальной целостности, то Россия и Армения на постсоветском пространстве — два исключения. В обоих случаях их «воображаемые землячества», как выразился теоретик национализма Бенедикт Андерсен (Benedict Andersen), в национальном сознании всегда выходили за пределы государственных границ. Андерсен писал, что «воображаемые землячества» социально сконструированы в современную эпоху. Они основаны на древних мифах и преданиях о более крупной нации. Так, Россия выводит свое сознание из средневековой Киевской Руси, а Армения — из древней Великой Армении.
Русские и армянские «воображаемые землячества», выходящие далеко за пределы соответствующих границ обеих стран, пользуются широкой поддержкой правящих элит, государственных органов и той части населения, что питает ностальгию по «утраченным» территориям. В 2005 году Путин назвал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой века». Армянские националисты поддерживают идею Великой Армении из пятнадцати провинций на основе так и не выполненного Севрского договора 1920 года, — куда вошли бы как бывшая Восточная Армения из состава царской России, так и Западная из состава Османской империи. Но Россия и Армения не одиноки: правящие националисты-популисты Венгрии регулярно открещиваются от Трианонского договора 1920 года, по которому территория их страны сократилась на 70%. Соответственно, Венгрия и Турция считают Трианонский и Севрский договоры унизительными, потому что их территории, воспользовавшись слабостью, разделили внешние державы.
У российского ирредентизма глубокие корни. Известный историк Ричард Пайпс (Richard Pipes) объяснил, что Россия стала империей до того, как превратилась в национальное государство, что привело к путанице границ. Напротив, Англия и Франция сначала стали национальными государствами и лишь потом построили империи. Русские воспринимают «Россию» и Советский Союз как одно целое. Одной лишь РСФСР «воображаемое землячество» не ограничивается. В Белграде и Праге существовали федеральные и республиканские институты, отражавшие местное самосознание на уровне Югославии и Чехословакии соответственно. В Москве же отдельной Коммунистической партии РСФСР, отдельного российского комсомола, академии наук, кабинета министров или других республиканских учреждений (автор плохо знает историю СССР или намеренно вводит в заблуждение читателей, — прим. ИноСМИ) не было.
В отличие от украинских и прибалтийских оппозиционеров, русские националисты никогда не отстаивали независимости РСФСР, — вместо этого они стремились превратить Советский Союз в новую империю. РСФСР так и не объявила независимости от Советского Союза, и в основу ежегодного празднования Дня России легла Декларация о суверенитете, принятая в июне 1990 года. Осенью 1991 года, после неудавшегося путча реакционеров, РСФСР объявила себя наследницей советских институтов в Москве.
Как убедительно доказывает британский историк Вера Тольц (Vera Tolz), российское гражданское самосознание, где «воображаемым землячеством» считалась лишь Российская Федерация, в 1990-х поддержкой не пользовалась. Русские, семь десятилетий прожившие с чувством, что их «воображаемое землячество» — Советский Союз, считали, что «Россия» больше, чем Российская Федерация. С 1991 года Россия преследует двоякую цель: «собрать русские [т. е. восточнославянские] земли» и объединить Евразию в союз суверенных государств, — тем самым возродить СССР путем интеграции в Содружество Независимых Государств (СНГ), «Русский мир», Таможенный союз или Евразийский экономический союз. В следующем месяце будет подписан российско-белорусский союз, который изначально был предложен в 1996 году при Борисе Ельцине и значительно ограничивает суверенитет Белоруссии.
Президенты Ельцин и Путин настаивали на том, что Россия как великодержавная преемница Советского Союза имеет право на сферу влияния в Евразии, которую Запад обязан признать на неком саммите типа «Ялта-2». Бывшие советские республики должны признать, что они — часть российской сферы влияния, а если попытаются интегрироваться с Западом, как, например, Грузия и Украина, то столкнутся с пророссийским сепаратизмом. Россия считает, что в Евразии она одна обладает «истинным суверенитетом» — в отличие от других бывших советских республик. Россия считает, что они — колонии Запада, который их использует для пропаганды русофобии и насаждения разногласия между евразийскими государствами. Две ключевые темы российской дезинформации об Украине — это «искусственное государство» и «марионетка США». Исходя из своей гегемонистской сферы влияния или, как выразился бывший президент России Дмитрий Медведев, «привилегированных интересов», Россия видит в цветных революциях заговоры, вдохновленные США и Европейским союзом, и не считается с Организацией Североатлантического договора, расширением Европейского союза и введением ООН и западных миротворцев. Россия всегда требовала себе исключительной ответственности за «миротворчество» в конфликтах, которые сама же и создавала.
Армянская диаспора, насчитывающая от восьми до десяти миллионов человек, — одна из крупнейших и влиятельнейших в США и Франции. Кроме того, армяне — самая могущественная из всех диаспор бывшего Советского Союза, на втором месте идут три прибалтийские республики, а на третьем — украинцы. Влияние армянской диаспоры важно во многих отношениях, потому что, как поясняется в документе британского министерства иностранных дел, ее настроения «остаются серьезным препятствием на пути компромиссного решения по нагорно-карабахскому конфликту и отношениям Армении с Турцией». По мнению МИД Великобритании, из-за мощной и влиятельной диаспоры «возможности Еревана для маневра» ограничены.
В дипломатической телеграмме США отмечается, что армянская диаспора США «имеет склонность к национализму» и «проявляет ограниченный интерес к продвижению демократии и избирательных реформ и развитию гражданского общества в Армении». В то же время она «оперативно мобилизует своих сторонников против правительства Армении, если считает, что оно действует против интересов Армении. Многие выступают против усилий правительства по региональному примирению на том основании, что при этом не учитывается ни разрешение тлеющего конфликта в Нагорном Карабахе, ни признание, что Османская империя повинна в геноциде 1915 года».
На протяжении всего двадцатого века самой влиятельной политической силой в Армении была Армянская революционная федерация («Дашнакцутюн»), которая всегда поддерживала Великую Армению. «Дашнакцутюн» — главенствующая партия в самой влиятельной армянской организации США, Армянском национальном комитете Америки. «Дашнакцутюн» господствовала и в Армянской республике 1918 года, подписавшей Севрский мирный договор.
Во время холодной войны армянская диаспора добивалась того, чтобы события 1915 года признали геноцидом, увязывая это с территориальными претензиями на Восточную Турцию, которую они сами называют Западной Арменией. Террористическая организация Армянская секретная армия освобождения Армении (АСАЛА) тоже поддержала Великую Армению и требовала признания геноцида. Еще две террористические организации с теми же целями — Бойцы за справедливость в отношении геноцида армян (JCAG) и Армянская революционная армия (ARA). С 1975 по 1991 год АСАЛА при материально-технической поддержке советского КГБ через доверенных лиц и палестинских террористов совершила пятьдесят взрывов и убийств, в результате которых погибли 46 человек и 299 получили ранения. Жертвами стали турецкие дипломаты и чиновники НАТО. Ни одна другая бывшая советская диаспора не взяла на вооружение терроризм — даже украинская, чьи националисты добиваются признание Голодомора 1933 года геноцидом.
С 1966 до конца 1980-х годов ту же двоякую цель — создание Великой Армении и международное признание геноцида — в Советском Союзе преследовала подпольная Национальная объединенная партия Армении (НЕП). В конце 1980-х НЕП и другие группы армянских националистов выдвигали территориальные претензии на «Западную Армению» (Восточная Турция), «Восточную Армению» (Западный Азербайджан, включая Нагорный Карабах и Нахичевань), а также грузинскую область Самцхе-Джавахети. В Декларации независимости Армении от августа 1990 года одной из целей названо «достижение международного признания геноцида 1915 года в Османской Турции и Западной Армении». Работая над этим в ходе Первой Карабахской войны 1988-1992 годов, Армения оккупировала пятую часть территории Азербайджана — при этом 80% армян поддержали контроль над Нагорным Карабахом, а 86% выступили против уступок Азербайджану и Турции.
С начала 1990-х годов влияние армянской диаспоры на националистическое мышление и политику безопасности значительно выросло. В дипломатической телеграмме США говорится: «С момента обретения независимости в 1991 году члены армянской диаспоры возвращаются в Армению и работают почти на всех уровнях ее правительства, включая исполнительную и законодательную ветви власти». В июне 2008 года при МИД Армении был создан отдел по связям с диаспорой. Влияние диаспоры в Армении проявляется в поддержке «Армянского вопроса» («Хай дат») — это попытка получить «хотя бы теоретическое признание армянского права на территории, чье армянское население было уничтожено или изгнано в начале ХХ века. Эти территории расположены в основном на территории современной Турции, а также в Нахичеванской автономной республике Азербайджана».
Армянская диаспора, чиновники и политические партии Армении считают признание геноцида 1915 года предвестником выполнения Севрского договора, который допускал территориальные претензии к Турции. 80% армян уже считают, что их страна должна выдвинуть к Турции территориальные, финансовые, имущественные и другие претензии. В 2013 году генеральный прокурор Армении Агван Овсепян заявил, что «Республика Армения должна вернуть утраченные земли».
По Севрскому договору шесть провинций Восточной Турции отходили к Армянской республике, что дало бы Армении выход к Средиземному морю. Нынешняя турецко-армянская граница зиждется на Карсском договоре от октября 1921 года, который регулировал границы между Арменией, Азербайджаном, Грузией и Турцией, и, в свою очередь, строился на ранее подписанном в марте 1921 года Московском договоре между большевицкой Россией и Турцией. Большевицкие оккупанты Южного Кавказа предпочли хорошие отношения с новой Турецкой республикой во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком армянскому ирредентизму насчет «Западной Армении» (Восточной Турции).
Две неугомонные державы Евразии — Россию и Армению — объединяет неспособность признать, что их «воображаемые землячества» в действительности совпадают с бывшими советскими республиками. Тринадцать других бывших советских республик признали внутренние границы СССР международными. Три десятилетия российской политики безопасности — создание замороженных конфликтов в Евразии, аннексия Крыма, продолжающаяся российско-украинской война и поддержка Великой Армении на основе Севрского договора — демонстрируют, что обе страны продолжают считать, что «Россия» и «Армения» крупнее соответствующих советских республик.
У России так и будут плохие отношения с Западом, чьи санкции останутся в силе, а конфликты в Евразии останутся замороженными. Российская оккупация Крыма продолжится, несмотря на недовольство Кремля новой инициативой президента Украины Владимира Зеленского «Крымская платформа». Между тем российско-украинский конфликт может закончится эскалацией или, как считает президент Зеленский, полномасштабной русско-украинской войной.
Армяне будут и дальше предъявлять нереальные территориальные претензии к гораздо более могущественной Турции и не смогут смириться с потерей «Восточной Армении» (Западный Азербайджан) в прошлогодней Второй Карабахской войне. 1920 и 2020 год армянские националисты воспринимают одинаково — как поражение мечты о Великой Армении. Продолжающаяся поддержка Великой Армении не дает подписать Мирный договор с Азербайджаном, а это означает, что политическая нестабильность в Армении будет нарастать, а с ней и угроза Третьей карабахской войны.
Тарас Кузьо — профессор политологии Киево-Могилянской академии и автор книги «Русский национализм и российско-украинская война», которая выйдет в январе 2022 года
Источник
Новости партнеров