Полная версия

Украина против Венгрии: кто победит (Корреспондент)

  22 мая 2020, 12:40 348
Отношения Украины с Венгрией начали ухудшаться сразу после победы Майдана в феврале 2014-го. К примеру, украинско-венгерская межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству в последний раз заседала еще в 2013-м, при позапрошлом президенте Украины. Но основные проблемы в отношениях Киева и Будапешта заложил предшественник Владимира Зеленского.
Именно при Петре Порошенко были приняты законы об образовании и языке, которые дискриминировали все национальные меньшинства Украины. Хотя основной удар этих законов направлен против русскоязычных, почувствовали его в первую очередь венгры Закарпатья, у которых еще со времен СССР существовала система образования на родном языке. Причем система полноформатная: от детских садов и общеобразовательных школ — до вузов, причем как частного Закарпатского венгерского института им. Ракоци в Берегове, так и профильных кафедр в Ужгородском национальном университете.
Но при Порошенко вдруг оказалось, что венгерские школы (даже частные) через несколько лет окажутся вне закона, а преподавание предметов на венгерском языке будут вестись только до 5-го класса, после чего будет резко сокращено — фактически только до родного языка и литературы. А официант кафе в венгерском селе может быть оштрафован на 3 тысячи гривен за то, что обратится к клиенту не на украинском языке. Протестуя против этого, Венгрия заблокировала любые официальные мероприятия с участием Украины на уровне НАТО, да и в ЕС создавала Киеву немало проблем.
После избрания Владимира Зеленского президентом Украины в Будапеште не скрывали своих надежд на улучшение отношений с Украиной. Президент Венгрии Янош Адер был одним из немногих глав государств, которые посетили инаугурацию Зеленского. Правда, Адер тогда заявил, что «сегодня на Украине права венгерского меньшинства более ограничены, чем во времена советской системы», и добавил, что во времена демократии такое положение является «недопустимым». Однако президент Венгрии назвал благоприятным тот факт, что Владимир Зеленский «продемонстрировал открытость и добрые намерения» в вопросах закарпатских венгров, например двойное гражданство, обсуждение состояния национального образования и закона о языке, и скорейшее решение совместными усилиями и доброй волей связанных с этим проблем.
Но «благими намерениями», как сказано в старой поговорке, оказалась выстелена дорога в ад. Уже в январе 2020 года Верховная рада, в которой монобольшинство принадлежит президентской партии «Слуга народа», проголосовала за новый закон о среднем образовании, согласно которому практически все общеобразовательные школы (кроме крымско-татарских) стали заведениями с украинским языком преподавания. Теперь даже в частных школах на территории Украины, начиная с 5-го класса, преподавание предметов на родном языке будет уменьшаться, составляя в старших классах не более 40%. Конечно, венгерские дети оказались в привилегированном положении в сравнении с русскими, которым уже с 5-го класса разрешат не больше 20% предметов на родном языке, однако в Будапеште такое «послабление» восприняли как плевок в лицо.
7 февраля 2020 года в Киев прибыл глава МИД Венгрии Петер Сийярто, и пытался призвать украинских партнеров к тому, чтобы президент Владимир Зеленский наложил на закон вето. Его аргументы явно были не услышаны, поскольку 10 марта, выступая на заседании парламента в Будапеште, Сийярто заявил, что Венгрия продолжит блокировать заседание комиссии Украина-НАТО, пока на Украине не будут восстановлены права меньшинств. Сийярто прямо сказал, что очевидно и понятно: жизнь 150 тысяч этнических венгров важнее геополитических соображений. «Для нас эта община важнее любого геополитического дела», — заявил глава венгерской дипломатии, подчеркнув при этом, что обвинения Венгрии в пророссийской политике являются «абсурдом».
13 марта 2020 года Владимир Зеленский подписал закон о среднем образовании, раздражающий Будапешт, а уже через три дня премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что «Венгрия не может существовать сегодня без трансильванской, южной, нагорной и закарпатской венгерских общин, укрепление и защита прав которых — наша общая задача и ответственность». И хотя 26 марта по результатам видеоконференции главы МИД Украины Дмитрия Кулебы с его венгерским коллегой Петером Сийярто украинский министр сообщил, что «Виктор Орбан принял наше приглашение и посетит Украину», однако соответствующих подтверждений из Будапешта не прозвучало.
Через несколько дней Кулеба сказал, что речь идет не о «виртуальной», а именно о личной встрече, ориентировочная дата проведения которой конец апреля — начало мая. Но встреча так и не состоялась — скорее всего, из-за заявленных Киевом попыток добиться снятия венгерского вето на отношения с НАТО без изменения украинского законодательства о языках и образовании.
Зато в начале мая Виктор Орбан в очередной раз разместил у себя в Facebook изображение карты «Великой Венгрии», в состав которой входила и территория нынешней Закарпатской области Украины. Но в Киеве этого «не заметили» — хотя, учитывая уровень украинской дипломатии, могли и действительно проморгать. Более того, наличие Закарпатья на опубликованной Орбаном карте не заметили даже в редакции телеканала Euronews — в соответствующем сюжете вспомнили только о Хорватии, Румынии, Словакии и Сербии.
Власти двух соседних с Венгрией государств, часть нынешних территорий которых также была изображена на карте «Великой Венгрии», на действия премьера этой страны отреагировали. Так, президент Хорватии Зоран Миланович буквально через несколько часов написал иронический пост о «вождях по соседству» и «хронических картоманах», но акцентировал внимание на том, что в новой истории Венгрия является дружественной к Хорватии страной (явный намек о венгерской поддержке, в том числе оружием, во время гражданской войны 1991-1995 годов). А премьер Румынии Людовик Орбан на публикацию своего однофамильца отшутился румынской пословицей — «Воробей мечтает о тесте». Правда, лидеры Словакии и Сербии на пост Виктора Орбана не отреагировали, как и их украинский коллега.
Виктор Орбан известен своей приверженности к карте «Великой Венгрии». Так, в декабре 2019 года сеть уже бурлила по поводу фото премьера Венгрии на фоне такой карты, причем размещенной в штаб-квартире его партии ФИДЕС. Однако и тогда, и ныне речь скорее идет о политическом троллинге соседей, чем о реальных территориальных претензиях Будапешта. К примеру, в Хорватии живет всего около 15 тысяч этнических венгров (0,33% населения страны), они признаны автохтонным национальным меньшинством, их организации получают государственное финансирование, а в населенных венграми местностях Хорватии венгерский язык является официальным. Подобная ситуация и в Сербии, где венгерский язык является официальным на территории всей автономной провинции Войводина.
Собственно, официальный Будапешт пытается обеспечить подобный эксклюзивный статус для венгров в тех странах, где его нет, и пока не предвидится — в Румынии, Словакии и на Украине. В последних двух странах районы с преобладающим венгерским населением находятся на границах с Венгрией, что время от времени и вызывает в Братиславе и Киеве публикации о «венгерской угрозе». С другой стороны, такие информационные кампании всегда прикрывают реальные ограничения культурно-языковых прав венгерского меньшинства, которые на Украине начались после принятия упомянутых законов о языке и образовании.
Не исключено, что Виктор Орбан как раз хотел спровоцировать реакцию структур ЕС на свой пост — во-первых, чтобы напомнить о молчании Евросоюза в ответ на притеснения европейских нацменьшинств на Украине, а во-вторых — чтобы показать своим избирателям, что все претензии Брюсселя к Будапешту (по поводу узурпации правительством Венгрии власти и т.п.) являются надуманными. С другой стороны, поскольку Хорватия сейчас председательствует в Европейском союзе, то ответ президента этой страны можно считать реакцией всего ЕС, и он был весьма грамотным в пиар-смысле. «В наших шкафах и архивах есть немало исторических карт, в том числе и таких, где наша страна значительно больше, чем сегодня… Не делитесь ими в соцсетях и не ставьте на заставку профиля — они несовременны, недостижимы, и, что более важно, они очень раздражают наших соседей», — написал Зоран Миланович.
Судя по всему, именно к историческим вопросам попытаются свести меморандум о взаимопонимании с Венгрией, о готовности подписать который заявил на пресс-конференции 20 мая Владимир Зеленский. Отвечая на вопрос журналиста по решению проблем жителей Берегова в рамках закона о функционировании государственного языка, президент Украины заявил: «Каждый человек должен знать язык. Для многих украинский не родной, например, в Берегове, но они должны знать украинский язык. С Венгрией, с которой у нас много лет нет отношений, и они блокируют членство и в ЕС, и в НАТО, именно из-за вопросов исторического наследия и вопроса языка». Это явное передергивание, потому что никакое «историческое наследие» Венгрия как проблему в отношениях с Украиной не позиционирует.
«Господин Орбан в течение года ищет со мной встречу», — подчеркнул Зеленский, что также вряд ли понравится в Будапеште, потому что именно Киев постоянно, в том числе и через Брюссель и Вашингтон требует от венгерской стороны снять запрет на продвижение Украины в НАТО. «Я сказал, что готов к этой фундаментальной встрече, на которой я хотел бы, чтоб мы подписали меморандум, касающийся всего: и ситуации безопасности, уважения, меморандум уважения к истории. У нас непростые пока отношения с Венгрией, но я думаю, мы этот вопрос в ближайшее время решим», — добавил президент Украины. Но для того, чтобы «сойтись где-то посередине», нужно желание и с другой стороны. Однако готовности подписывать какие-либо меморандумы с Украиной без решения проблемы языковых и образовательных прав закарпатских венгров Виктор Орбан пока не высказал.
Источник
Новости партнеров