Полная версия

В Европу с «дровами»?

  12 августа 2017, 16:10 1367
Среди зарегистрированных в офшорных зонах «деревянных» компаний с минимально возможным, по местным законам, уставным капиталом и английской транскрипцией, которые все чаще всплывают в социальных сетях, можно встретить физических лиц, являющихся «профессиональными консультантами по странам постсоветского пространства».
После принятия моратория на экспорт круглого леса в них появилась острая потребность у украинских «лесных» дельцов вместе с компаниями-фантомами с международной юрисдикцией для простоты бизнес-общения и продвижения украинских «дров» на рынки Запада.
Почему в Украину не идет инвестор?
Будущие деревообрабатывающие комплексы в Украине с иностранными инвестициями презентуют по всем законам пиара. СМИ цитируют энергичных менеджеров, власть отчитывается об очередном «крупном инвесторе», называются кубометры готовой продукции в год при выходе на проектную мощность, количество рабочих мест, общая площадь производственных цехов, «современные технологические» решения в деревообработке, инвестиционная стоимость объекта, происходит символическая закладка камня в основание будущего предприятия, суета журналистов, фотокамеры, рукопожатия, шампанское, а в результате… После «закладки камня» все «инвесторы» и те, кого они собираются «инвестировать», довольные друг другом, разъезжаются в разные стороны, а в Европе и Украине появляются «компании» под мало кому понятными названиями. Это и есть «фантомы-невидимки», экспортирующие украинскую древесину.
В глобальном сравнительном анализе инвестиционного климата, в основу которого положен ряд аналитических исследований, проведенных независимыми организациями, Украина занимает невысокое место по сравнению со странами, в которых построены современные деревообрабатывающие предприятия. Хотя в последние годы они появились: в Коростене и Костополе, на Закарпатье и Волыни. Сдерживающими факторами выступают плохо разработанная административная база и длительный процесс получения различных разрешений и согласований. Проблемы со стабильностью поставок древесины тоже занимают не последнее место, а незначительная разница в ценах на нее не всегда компенсирует влияние указанных факторов.
Не потому ли сегодня глубокая деревообработка в Украине является, к сожалению, одним из наиболее уязвимых мест украинской экономики с точки зрения глобальной конкуренции. Отечественным компаниям подобного профиля трудно, мягко говоря, конкурировать с западными партнерами. Их защиту от иностранной конкуренции существенно затрудняют многие факторы. Однако не стоит забывать о долгосрочной перспективе. Именно жесткая конкуренция со стороны западных компаний поспособствует концентрации на рынке глубокой переработки древесины крупных украинских деревообрабатывающих компаний, которые будут в состоянии осуществить значительные финансовые вложения как в модернизацию производства, так и в улучшение местной инфраструктуры.
Что является препятствием на этом пути? Какие изменения требуются отечественной деревообработке? Полная модернизация частных лесоперерабатывающих предприятий, минимизирующая расход и потерю древесного сырья, расширение ассортимента инновационной продукции. В свою очередь, государственные лесоперерабатывающие предприятия должны быть приватизированы, а экспорт необработанной древесины из Украины должен быть в административно-законодательном порядке сведен к минимуму, чтобы, наконец, он рассматривался в нашем обществе, в структурах власти и в самой среде предпринимателей как действие, противоречащее стратегическим интересам государства. А конкурентной продукцией стоит признавать только ту, потребительские качества которой можно адаптировать к требованиям рынка за сравнительно короткое время. Преимуществами развития любой отрасли лесного сектора следует считать ее обеспеченность такими видами ресурсов, которых нет у конкурента и которые невозможно создать, привлекая нетрадиционные источники. Параллельно, дабы заинтересовать всех участников лесных отношений эффективным управлением лесами, необходимо переходить к лесной ренте.
При этом следует отметить, что Лесной кодекс, лесной кадастр, прочие «лесные» документы правительства и Верховной Рады Украины — это только правовые (не всегда удачные) механизмы реализации государственной политики в сфере лесных отношений. Их назначение — обеспечить согласование позиций всех заинтересованных сторон, поэтому они должны разрабатываться с учетом всех конструктивных мнений и предложений.
Как появляются мифы?
Поскольку с 1 января с.г. года мораторий на вывоз древесины распространил свое действие на хвойные породы, его противники, в авангарде которых выступают государственные лесопользователи (гослесхозы) и поддерживающие их «эксперты», начали искусственно повышать цену на сырье и одновременно кричать, что в Украине на него якобы нет спроса. Дальше — больше: цена на древесину якобы упадет, что крайне негативно скажется на хозяйственной деятельности лесхозов — вплоть до банкротств. Однако при этом скромно замалчивается тот факт, что под действие моратория подпадают только необработанные лесоматериалы согласно коду 4403 государственного классификатора, или деловая древесина. Древесина дровяная для технологических нужд и дрова топливные имеют код 4401 и не подпадают под запрет экспорта. Именно такое разделение на коды порождает злоупотребления при экспорте лесопродукции под кодом 4401. Вот свежий пример. Буквально на границе Украины и Румынии (на территории последней) успешно функционирует мощный производитель ДСП. Предприятие позаботилось о собственном энергоцентре, работающем на украинских дровах. За счет этой энергии производство обеспечено собственными теплоносителями. Так называемые топливные дрова из Украины дешевы сами по себе, а если еще учесть невысокий украинский железнодорожный тариф (например, транспортировка кубометра дров из Житомира до румынской границы стоит 5-6 евро), то фактически украинская железная дорога перевозит румынскому потребителю древесину втрое дешевле, чем отечественному. Почему? А потому, что она оформлена как топливные дрова (древесная группа 4401). В результате такой «экономики» в Украине остановлены сотни перерабатывающих предприятий, ликвидированы тысячи рабочих мест, государство теряет немалую прибыль и выступает сырьевой базой для Запада. Добавленная стоимость переработки создается не в Украине, а за рубежом. Там же оседают и деньги — в виде зарплат и налогов. Предприятие, о котором идет речь, построила известная австрийская фирма. Сначала был замысел строить его в украинских Карпатах. Почему же так произошло: завод — в Румынии, а сырье — из Украины? А потому что в Украине нет экспортной пошлины. С другой стороны, Евросоюз защищает интересы компании от рисков, которым она подвергалась бы на территории Украины. Рисков, искусственно созданных украинскими чиновниками.
И отдельная проблема — повышение цены на древесину государственными предприятиями-лесопользователями. Каковы их мотивы? Первый: воспользоваться дефицитом сырья для увеличения собственной прибыли. Второй: вытеснить с рынка деревообработки малый и средний бизнес. Третий: спровоцировать ситуацию, когда стоимость древесины станет неприемлемой для частного бизнеса. Объем продаж на аукционах резко падает, автоматически рождается новый миф: внутренний рынок не способен потребить древесину, предлагаемую для продажи. Это при том, что одним из направлений, способных продемонстрировать заметный рост отечественной деревообработки, повести за собой в ближайшей перспективе другие сектора лесной экономики и привлечь инвестиции, является производство плитных материалов, фанеры и топливных гранул (в последние годы делается акцент на развитие биоэнергетики).
Меж тем лесопользователи (создатели мифов) не посещают аукционы и перерабатывают древесину по себестоимости, которая в 1,5-2 раза ниже рыночной цены. В то же время Государственное агентство лесных ресурсов Украины (ГАЛР) постоянно заявляет о перспективах наращивания собственного деревообрабатывающего производства, «расчищая» рынок от малых его игроков.
И поскольку рынок древесины в Украине — это монополия, в которой спрос превышает предложение, не назрела ли необходимость внести его в Закон Украины «О естественных монополиях», что позволит регулировать цены на древесину на государственном уровне? Такое регулирование позволит предпринимателям разрабатывать свои производственные планы и проводить модернизацию бизнеса. На место хаоса придет развитие. Другого выхода нет. Так, по крайней мере, считает едва ли не абсолютное большинство украинского деревообрабатывающего бизнеса.
Мораторий вступил в силу с 1 ноября 2015 г., а на сосну — с 1 января с.г., но стандарты, по которым лесопользователи ведут учет заготовки украинского леса и его экспорта, остались без изменений. Так называемые пользователи сами заготавливают древесину, сами себе выписывают сертификаты, сами себе ее выбирают в обход аукционов. Такой рынок способствует систематическому преднамеренному искажению данных при таможенном оформлении леса, подгонке категорий леса под «нужные» коды Украинской классификации товаров внешнеэкономической деятельности (УКТВЭД) для личных нужд отдельных лиц. Пожалуй, наиболее красноречиво эти проблемы освещены 1 июня с.г. экспертом Михаилом Попковым на круглом столе «Состояние и проблемы лесного сектора Украины: предварительные итоги анализа» программы ПРОФОР (проект технической помощи содействия реформам лесного сектора Украины) в украинском отделении Всемирного банка. Согласно цифрам Госстата, в 2016 г. Украина экспортировала 664,2 тыс. м3 пиломатериалов дуба и произвела 72 тыс. м3 дубовой фрезы и ламели. Производство этой продукции требует, по меньшей мере, 1,2 тыс. м3 пиловника дуба. Как удалось произвести подобный объем продукции из дуба, если объем заготовок этого вида древесины в Украине в 2016-м составил 512 тыс. м3? Эксперт отвечает лаконично и отмечает: в Украине производят пиломатериалы из технологического сырья, которому присвоен код 4401, но так было не всегда. До 2006 г. выход деловой древесины в государстве Украина был таким же, как и в соседних европейских государствах: около 90%. Упрямая дама по имени «статистика» с 2007 г. фиксирует резкое снижение выхода деловой древесины: в 2016-м она составила всего… 40% общего объема заготовленного ликвида, а 60% отнесены к «топливной древесине» (4401). Основную причину сложившейся негативной ситуации эксперт видит в «политике» ГАЛР Украины. Многие годы агентство лоббирует экспорт, осуществляющийся с использованием различных коррупционных схем, в том числе и путем продажи древесины через контролируемые посреднические фирмы по заниженным ценам, а впоследствии — ее перепродажи реальным потребителям уже по рыночным. На внутреннем рынке был сформирован типичный «рынок продавца», где ГАЛР диктовало и продолжает диктовать цены и «правила игры», затрудняющие резидентам Украины доступ к ресурсам. Последствия диктата: низкое внутреннее потребление производимой продукции и ориентация на экспорт; многолетняя стагнация развития; отсутствие адекватной оценки ресурсного потенциала и общего баланса использования древесины.
Печальная статистика синдрома неполноценности
Увеличение удельного веса объемов экспорта круглого леса в общем объеме его официальной заготовки с 18% в 2006 г. до 26% в 2015-м свидетельствует, что среди основных причин такого роста были уменьшение его потребления собственными пользователями и незаконные рубки. В 2015-м Украина экспортировала топливную древесину в 34 страны мира, а объемы ее экспорта достигли рекордного уровня — 2,055 млн м3, что на 16% больше, чем в 2014-м, и в три раза больше, чем в 2006 г. Лесовосстановление отстает от таких темпов «потребления» в 5-6 раз!
Если посмотреть на динамику экспорта топливной древесины, то можно увидеть, что 88% его объемов шли в те страны Европы, которые либо еще в прошлые века уничтожили собственный лес, либо заботятся о родной природе: в Румынию — 751 тыс. т, Польшу — 124 тыс., Словакию — 94 тыс., Венгрию — 91 тыс., Германию — 64 тыс. т. Многие годы Украина остается крупнейшим в мире экспортером топливной древесины и единственной в мире страной с экспортными поставками свыше 1 млн м3 в год. В этом контексте Госстат отметил еще один интересный факт: в 2014 г. пять крупнейших экспортеров (Украина, Хорватия, Босния, Болгария, Словения) экспортировали 1679 тыс. т, или примерно 2317 тыс. м3, топливной древесины на сумму 243 млн долл. США. Экспорт четырех стран (за исключением Украины) составил 23% в натуральном выражении и 72% в стоимостном. Если читателю интересно, как экспорт «дров» обогащал отдельных бизнесменов и высокопоставленных чиновников, то, выполнив элементарные математические действия, можно легко посчитать, что Украина экспортировала 1774 тыс. м3 топливной древесины на сумму 68 млн долл., а стоимость экспорта четырьмя странами 0,53млн м3 такой же продукции потянула на 175 млн долл. Напрашивается вопрос: по какой цене мы отдаем Европе украинские «дрова»?!
Синдром неполноценности все-таки одолел Украину. Диспропорция между экспортом топливной древесины и ее предложением является фактом, ограничивающим возможности удовлетворения потребностей своих пользователей не только в дровах, но и в древесном сырье для производства древесного угля и древесных гранул, которые пользуются спросом на рынке внешней торговли и демонстрируют схожие тенденции с экспортом топливной древесины.
Кому дрова? Украина выменяла «безвиз» на «безлес». В мае 2016-го на станции Ходоров активисты задержали 53 товарных вагона, загруженных буком. Конечным пунктом назначения этой ценной древесины под видом «сосновых дров» значилась Румыния. Когда успокоились СМИ, эшелон все же доехал до иностранного потребителя.
В конце декабря 2016 г. в международный пункт пропуска Кучурган на выезд из Украины зашли 29 вагонов деловой древесины, задокументированной как «древесина топливная». Впоследствии выяснилось, что таких «дров» было 56 вагонов. Для маскировки их распределили по разным станциям Одесской железной дороги. Только в марте 2016 г. румынская компания SC HOLZINDUSTRIE SCHWEIGHOFER S.R.L. получила из Украины пиломатериалов на сумму 115 млн грн. Ее поставщиками выступали все регионы Западной Украины. Примечательно, что на лесном «небосклоне» Украины за короткое время председательства в ГАЛР Кристины Юшкевич и ее многочисленных «советников» появились новые «фантомы»: «Осуна», «Недпал», давний игрок на рынке экспорта лесоматериалов ООО «ПСБ Волынь». Не пора ли популярно объяснить инвесторам, что дешевое сырье из Украины исчерпывается? Что Украина больше не может служить сырьевым придатком Европы. Что из года в год оно становится дороже. Положение спасет глубокая переработка древесины на предприятиях отечественных компаний, создающая высокую добавленную стоимость. Они уже есть в Украине. Появятся рабочие места и налоговые отчисления, получат толчок к развитию смежные отрасли. Да и экспорт готовой продукции значительно выгоднее для внутриторгового баланса государства. Но у бизнеса есть прямой враг — государство. Кто разрешит этот конфликт? Подорвана сырьевая база всей отечественной лесной промышленности. Лес вывозится за границу. Идет активное наступление на охранные природные территории. Украине нанесен невосполнимый экономический и экологический ущерб, надолго потерян престиж профессии лесовода, по сути, ликвидирована невостребованная государством лесохозяйственная наука, в тяжелом положении оказались отраслевые образовательные учреждения и их выпускники, которые все чаще идут работать не по специальности. Чтобы хоть частично сгладить перманентный конфликт частных компаний по переработке древесины и лесопользователей, бизнес сегодня ждет от государства волевого решения по комплексу мероприятий: юридического права на обеспечение бизнеса древесиной на длительный период (закон о рынке древесины для планирования устойчивого производства), принципа формирования цены древесины под постоянным контролем Антимонопольного комитета Украины, государственного баланса древесины (никто не знает, сколько ее у Украины), обоснования ее экспорта или полного запрета. Но вместо этого — новое предложение: концессия. Такое впечатление, что в Кабмине Украины сидит много чиновников с диагнозом «тяжелая контузия».
Quo vadis? Куда идешь, Украина? Куда ведете ее, господа с киевских холмов?! Задумаются ли над этими проблемами новые команды, которые якобы должны прийти в кабинеты Минагрополитики и ГАЛР Украины? Или, наоборот, как «правопреемники», достойно продолжат «лесную политику» государственных «бизнесменов», когда-то и нынче причастных к лесной отрасли: Виктора Сивца, Александра Ковальчука, Тараса Кутового, Кристины Юшкевич, Владимира Бондаря? И их советников, без посредничества которых за границу не отгружается ни один кубический метр пеллетных заготовок и другого лесосырья. Вопрос не риторический.
Источник
Новости партнеров