Полная версия

Запрет России участвовать в Олимпийских играх политически мотивирован

  14 января 2020, 12:30 695
В последнее время в СМИ публикуется множество пропагандистских материалов, которые призваны скрыть некоторые неудобные факты и оправдать действия тех, кто пытается несправедливо упрекать Россию в нарушениях принципов олимпийского движения. В качестве примера можно привести статью, опубликованную агентством Reuters 2 января, под названием «Историк: нужно применить югославский прецедент 1992 года для русских в Токио». Используя термин «некоторые русские», авторы этой статьи, предположительно, намеренно преуменьшают реальное количество российских олимпийцев на зимних Играх в южнокорейском Пхенчхане, при этом поддерживая лицемерный и несостоятельный аргумент, связанный с участием югославской сборной в зимних Олимпийских играх 1992 года в Альбервиле.
Преуменьшение участия России в играх в Южной Корее в 2018 году, по-видимому, преследует цель нарисовать образ массовых нарушений антидопингового законодательства российскими спортсменами. Действительно, по предложению Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), Международный олимпийский комитет (МОК) тщательно проверял россиян перед зимними Олимпийскими играми 2018 года. Но на самом деле, количество российских участников вовсе не было таким уж необычным, если сравнивать с предыдущими зимними олимпиадами, что, помимо прочего разрушает неверное представление о том, что Россия подлежит особенно строгой проверке на предмет применения допинга.
В зимних Олимпийских играх 2014 года  в Сочи Россия была представлена самым большим за всю историю игр количеством спортсменов, но это объясняется тем, что принимающей стране всегда  разрешается расширенное участие. Что же касается игр в Пхенчхане, в них участвовали 168 российских олимпийцев, что всего на 9 меньше, чем, например, в зимних играх 2010 года в Ванкувере. Если вернуться еще немного назад, в 2006 году число российских участников составляло 190, в 2002 – 151, в 1998 – 122, а в 1994  году, когда Россия впервые участвовала в зимней Олимпиаде после распада СССР, ее представляли 113 спортсменов.
В вышеупомянутой статье авторы ссылаются на «историка» Билла Мэллона, который предлагает использовать запрет югославской сборной выступать под своим национальным флагом (в ее состав тогда входили Сербия и Черногория) в качестве юридического основания для запрета российской сборной участвовать в предстоящих летних Олимпийских играх. В этом случае знаменитая ссылка Алана Дершовица на тест под названием «если ботинок не на той ноге» является вполне уместной. Что касается Маллона, слово «историк» справедливо помещено в кавычки, поскольку его аргументация в пользу исторического прецедента является крайне неполной, несостоятельной и явно носит пропагандистский характер.
Если уж вспоминать ту давнюю историю, справедливости ради следует сказать, что Мэллон в принципе не прав, и Югославия должна была официально участвовать в Олимпийских играх 1992 года. Запрет в отношении Югославии был юридически необоснованным, учитывая, что в отношении, например, Соединенных Штатов и СССР никаких подобных запретов не вводилось, хотя они вели войны, которые сопровождались гораздо большим числом жертв, чем военные действия в Боснии. В статье Reuters упоминается резолюция Организации Объединенных Наций против Югославии, причем без особых сомнений авторы почему-то считают это аргументом в пользу деполитизации международного спорта.
Маллон небрежно отмечает, что сборным командам Югославии было запрещено участвовать в Олимпийских играх 1992 года, в отличие от отдельных спортсменов, которые выступали «под нейтральным флагом». И ни слова о том, что, по крайней мере, две из этих «изгнанных» сборных были главными претендентами на золотые олимпийские медали.
Любопытно, что Хорватии было разрешено выступать на тех играх под  национальным флагом, несмотря на участие этой страны в войне в Боснии. Во время летних игр 1992 года в Барселоне и зимних в Альбервиле бывший СССР участвовал в индивидуальных и командных видах спорта как единая команда, за исключением трех бывших советских республик Прибалтики, которые выступали под национальными флагами. Учитывая все это, запрет Югославии на участие в той Олимпиаде выглядит лицемерным и весьма сомнительным с этической точки зрения.
Если оставить в стороне лживую пропаганду, реальность такова, что геополитическое влияние (кто сильный, тот и прав), является главным фактором, позволяющим запретить той или иной стране, в том числе и Югославии, участие в Олимпийских играх, в отличие от сверхдержав, даже несмотря на их вопиющие нарушения высоких принципов.
Несмотря на то, что современная Россия является крупной мировой державой, ей все же не хватает глобального геополитического влияния бывшего СССР. Историк Стивен Коэн и некоторые другие авторы отмечают, что постсоветская Россия не пользуется таким же авторитетом на Западе, как Советский Союз. Этот факт подчеркивает важную закономерность: когда страна становится более свободной и менее воинственной, а также осуществляет переход к  рыночной экономике, это не приносит ей (во всяком случае, по умолчанию) дополнительного уважения со стороны западных политиков и международных организаций, находящихся под их тотальным влиянием.
Выступая в пользу запрета России на участие в Олимпийских играх, канадский политикан от спорта Дик Паунд также приводит юридически необоснованное сравнение. В своих выступлениях в период с 2016 по 2019 год он ссылается на запрет Международного олимпийского комитета на участие Южной Африки в качестве основания для недопуска России к участию в Олимпийских играх. Однако, общеизвестно, что основанием для запрета в отношении Южной Африки были обвинения в политике апартеида, которая не позволяла чернокожему большинству населения участвовать в организованных спортивных соревнованиях. В России не происходит ничего подобного, все многочисленные населяющие ее народы абсолютно равноправны как в спорте, так и в прочих видах деятельности.
Как уже отмечалось, фактическая подоплека официального запрета России участвовать в Олимпийских играх вызывает большие подозрения. Спортивный арбитражный суд (CAS) должен рассмотреть официальную жалобу России по поводу рекомендаций ВАДА, несмотря на то, что западные СМИ в целом и такие «спортивные деятели» как Паунд продолжают настаивать на прежнем решении (CAS) против России.

Источник
Новости партнеров